№144/св-476 от 04 июля 2008 г. (Книр «Импульс») раздел II учебно-методический комплекс







Скачать 28.13 Mb.
Название№144/св-476 от 04 июля 2008 г. (Книр «Импульс») раздел II учебно-методический комплекс
страница29/168
Дата публикации19.02.2015
Размер28.13 Mb.
ТипУчебно-методический комплекс
p.120-bal.ru > Документы > Учебно-методический комплекс
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   168



Тема 5 Тактика индивидуального террора в деятельности народнических организаций.
Аннотация
Революционный процесс в России 1860-х гг. Революционные организации: «земля и воля», «Ишутнцы», «Народная расправа».

Революционный процесс в России 1870-х гг. Революционные организации, их цели, задачи, структура, методы борьбы. Переход к террористической деятельности: причины и формы. В. И. Засулич.

Террористические акты «Земли и воли». Убийство начальника III отделения Н.В.Мезенцова.

Южный Исполнительный комитет. В.А. Осинский. Покушение на товарища киевского прокурора М.М. Котляревского.

Инициативные террористические акты. Покушение на Г.А. Гейкинга. Убийство Харьковского генерал-губернатора князя Д.Н.Кропоткина. Покушение на начальника III отделения А.Р. Дрентельна.

Покушения»: А. К. Соловьева и полемика о терроре в революционной среде.

Становления идеологии терроризма к концу 1870-х гг.

Программный террор «Народной воли»: цели, задачи, исполнение. Покушения на Александра II. 1 марта 1881 г.

Кризис «народной воли» и угасание революционного террора в первой половине 1880-х гг.

Текст лекции

В 1860-е гг. в стране действовал целый ряд революционных организаций. Наиболее активными из них были первая «Земля и воля» (существовала в 1861-1864 гг. с центром в Петербурге) и общество, получившее по имени своего лидера Н.А. Ишутина название «ишутинцы» (существовало в 1863-1866 гг. с центром в Москве).

«Земля и воля» выдвигала идею свержения самодержавия, созыва Земского собора и проведения радикальных аграрных преобразований. Осуществить все эти планы предполагалось путем подготовленного организацией крестьянского восстания. Однако никакого восстания «Земля и воля» подготовить не сумела и к весне 1864 года самоликвидировалась.

«Ишутинцы» хотели добиться кардинального переустройства России на социалистических началах посредством как пропаганды своих идей в народе, так и с помощью заговора и террора. Член общества Д.В. Каракозов 4 апреля 1866 года совершил неудачную попытку цареубийства, выстрелив у решетки Летнего сада в Петербурге в Александра II. После этого террористического акта виднейшие «ишутинцы» были арестованы, а само общество прекратило свое существование.

Из революционных организаций конца 1860-х гг. наиболее знаменита «Народная расправа» во главе с С.Г. Нечаевым (существовала в сентябре-декабре 1869 года с центром в Москве). Она ставила своей задачей подготовку крестьянской революции и строилась на принципе полного подчинения всех ее членов лидеру, т.е. С.Г. Нечаеву. Один из членов «Народной расправы» - студент Петровской сельскохозяйственной академии И.И. Иванов, отказавшийся выполнять распоряжения С.Г. Нечаева, - был обвинен им в предательстве и убит в Москве 21 ноября 1869 года при содействии еще четырех человек из данной организации. Это убийство оказалось единственным «революционным» актом, совершенным «Народной расправой. Оно морально подавило его участников и произвело отталкивающее впечатление на все русское общество. В конце ноября и в декабре 1869 года полиции удалось арестовать большинство членов «Народной расправы». Сам С.Г. Нечаев в декабре 1869 года бежал за границу.

В целом, несмотря на то, что те или иные революционные организации подчас существовали довольно долго и заявляли о себе весьма громко, вряд ли применительно к 1860-м гг. можно говорить о серьезном революционном движении. Сфера влияния революционных групп 1860-х гг. даже в самых радикальных кругах была крайне ограниченной, программные установки по большей части расплывчаты и незрелы, нравственным авторитетом в глазах образованного общества революционеры (за редким исключением) не пользовались.

Гораздо более сильное воздействие на общественную жизнь России эпохи Александра II имела деятельность общества «чайковцев». Его название было связано с именем Н.В.Чайковского, представлявшего общество в среде издателей и книгопродавцев. В научной литературе по отношению к данной организации употребляются также такие названия, как Большое общество пропаганды и кружок «чайковцев».

Общество «чайковцев» образовалось в августе 1871 года в Петербурге в результате слияния кружка М.А. Натансона с кружком С.Л.Перовской.

Первый из этих кружков - кружок М.А. Натансона - возник в Петербурге весной 1869 года. К весне 1871 года в него входило 7 человек из числа студентов различных высших учебных заведений столицы. Кружок зимой 1870-1871 гг. выработал собственную программу, где целью своей деятельности ставил «распространение полезных знаний и условий для начал самоуправления во всех слоях российского общества». Члены кружка М.А. Натансона создавали и руководили целой сетью студенческих кружков самообразования, а также занимались распространением среди интеллигенции литературы революционного и социалистического направления.

Второй из вышеуказанных кружков - кружок С.Л. Перовской - возник в Петербурге осенью 1869 года. В него входили 13 человек. Кружок С.Л. Перовской первоначально представлял из себя обычный кружок самообразования, где социально-политическая проблематика не играла существенной роли. Однако к концу 1870 года это положение стало меняться и ряд ключевых фигур в данном кружке стали по своим взглядам сближаться с членами кружка М.А. Натансона и участвовать в его деятельности. С весны 1871 года оба кружка уже действовали согласованно, а в августе 1871 года произошло их объединение в единую организацию. Первоначально членами общества «чайковцев» было 19 человек. В 1873 году возникло три провинциальных группы общества - московская, одесская и киевская. Общество «чайковцев» представляло из себя федерацию четырех равноправных революционных групп, и только большая авторитетность петербургской группы и столичное местонахождение выдвигали ее на ключевые позиции в организации.

Вплоть до «хождения в народ» весной 1874 года главным содержанием деятельности «чайковцев» было: 1) издание и распространение среди интеллигенции литературы революционного направления (т.н. книжное дело); 2) пропаганда социалистических идей среди фабричных и заводских рабочих (т.н. рабочее дело). Весной - летом 1874 года большинство находящихся на свободе «чайковцев» приняло участие в знаменитом «хождении в народ» с целью поднять крестьянские массы на социальную революцию. Оно привело к арестам около 4000 человек, в том числе и почти всех «чайковцев». Немногие уцелевшие члены общества либо эмигрировали, либо отошли от активной революционной деятельности или ушли в другие революционные группы. К лету 1875 года общество «чайковцев» прекратило свое существование.

Важнейшая революционная организация второй половины 1870-х гг. - общество «Земля и воля» - образовалась в Петербурге осенью 1876 года, спустя почти полтора года после того, как общество «чайковцев» прекратило свое существование. Этот перерыв был связан как с массовыми арестами активных социалистов в 1874 году, так и со стремлением найти новые идейные ориентиры движения взамен прежних, показавших свою практическую непригодность во время «хождения в народ». Конечно, опыт деятельности «чайковцев» был одним из ключевых для тех революционеров, которые создавали «Землю и волю», тем более, что многие из них и сами являлись в прошлом «чайковцами». Но два года с момента начала агонии «чайковцев» (осень 1874 года) и до образования «Земли и воли» были временем существования двух других крупных революционных организаций - т.н. «москвичей» и «южных бунтарей», чей опыт также оказал влияние на будущих землевольцев.

Организация «москвичей» была образована в Москве в феврале 1875 года в результате слияния двух революционных кружков - т.н. «кавказцев» и «фричей».

Первый из них - кружок «кавказцев» - сложился в Петербурге в 1873 году из числа студентов - выходцев из Грузии. В кружок входило около 10 человек, фактическими лидерами были И.С. Джабадари и Г.Ф. Зданович.

Второй из этих кружков - кружок «фричей» - возник в 1872 году в Цюрихе из числа революционно настроенных русских студенток Цюрихского университета. В кружок входило примерно 12-15 человек. Неформальным главой кружка являлась С.И. Бардина, а среди его членов было два будущих члена Исполнительного комитета «Народной воли» - В.Н.Фигнер и О.С. Любатович. В состав вновь образованной организации «москвичей» вошло 55 человек. Желая способствовать объединению в своих рядах разнородных революционных сил, «москвичи» не выдвинули какую-либо определенную программу, ограничившись лишь объявлением себя социалистами и признанием необходимости гражданских свобод. Главным содержанием деятельности «москвичей» была пропаганда революционных и социалистических идей среди фабричных рабочих, из которых «москвичи» надеялись подготовить своего рода посредников для привнесения этих идей в деревню. Но вся эта работа продолжалась недолго. Уже в апреле 1875 года была арестована большая часть членов центральной, московской группы, а в августе-сентябре 1875 года организация была окончательно разгромлена полицией.

Другой заметной революционной организацией середины 1870-х гг. являлся кружок «южных бунтарей». Он был основан в Одессе зимой 1874-1875 гг. группой уцелевших от ареста участников «хождения в народ» во главе с В.К. Дебогорием-Мокриевичем и Я.В. Стефановичем. К осени 1875 года в состав кружка входило около 25 человек. Все члены кружка были полностью равноправны, все возникавшие вопросы решались простым большинством голосов. Однако фактическими лидерами кружка являлись его создатели В.К. Дебогорий-Мокриевич и Я.В.Стефанович. Кружок ставил главной задачей организацию крупного крестьянского восстания на Украине.

Создание «Земли и воли» было завершением длительного процесса объединения основных революционных сил Севера и средней полосы России вокруг группы бывших «чайковцев» во главе с М.А. Натансоном. Группа эта начала складываться летом 1875 года в Петербурге и к лету 1876 года включала в себя 14 человек.

В конце сентября - начале октября 1875 года в Петербурге произошел революционный съезд, на котором группа М.А. Натансона и кружок сторонников П.Л. Лаврова во главе с Л.С. Гинзбургом (существовал с центром в Петербурге в 1872-1878 гг.) заключили между собой соглашение об образовании «Союза революционных групп». Однако в мае 1876 года он распался из-за постоянно усиливавшихся идейных расхождений между обеими организациями.

В первой половине 1876 года члены группы М.А. Натансона Ю.Н. Богданович, Н.И. Драго и А.И. Иванчин-Писарев разработали ее программные установки, которые впоследствии стали основой программы «Земли и воли». 30 июня 1876 года группа М.А. Натансона блестяще организовала побег П.А. Кропоткина из Николаевского военного госпиталя в Петербурге. И, наконец, осенью 1876 года в Петербурге состоялось собрание членов группы и связанных с ней революционеров, закончившееся образованием нового тайного общества. Называться «Землей и волей» оно стало не сразу, а лишь в 1878 году, но в исторической литературе прижилось именно это, вышеуказанное, наименование данной организации.

Ядром общества «Земля и воля» был его Основной кружок, в который первоначально вошло 26 членов - учредителей организации. Ими являлись О.В. Аптекман, А.И. Баранников, Л.Ф. Бердников, Л.П. Буланов, А.С. Емельянов (Боголюбов), А.И. Зунделевич, В.Н. Игнатов, А.А. Квятковский, Д.А. Лизогуб, А.Д. Михайлов, А.Ф. Михайлов, Н.П. Мощенко, М.А. Натансон, О.Е. Николаев, А.Д. Оболешев, В.А. Осинский, Г.В. Плеханов, М.Р. Попов, Г.Н. Преображенский, Н.И. Сергеев, Г.М. Тищенко, В.Ф. Трощанский, В.И. Тулисов, С.А. Харизоменов, А.А. Хотинский, О.А. Шлейснер.

Впоследствии членами Основного кружка стали еще 19 человек: Н.А. Короткевич, Н.С. Тютчев (в 1877 году), Д.А. Клеменц, С.М. Кравчинский, Н.А. Морозов, М.Н. Ошанина, С.Л. Перовская, Л.А. Тихомиров, М.Ф. Фроленко (в 1878 году), П.Б. Аксельрод, Л.Г. Дейч, А.И. Желябов, В.И. Засулич, Н.Н. Колодкевич, О.С. Любатович, Е.Д. Сергеева, Я.В. Стефанович, В.Н. Фигнер, С.Г. Ширяев (в 1879 году). Всего в состав Основного кружка «Земли и воли» за все время существования организации входило 45 человек.

Все члены Основного кружка «Земли и воли» были полностью равноправны, но каждый отдельный член обязан был безусловно подчиняться воле большинства. Основной кружок являлся центром организации и руководил как специальными группами «Земли и воли» (интеллигентской, рабочей, редакторской, типографской, дезорганизаторской), так и местными, имевшимися не менее чем в 15 крупных городах. За весь период 1876-1879 гг. в составе организации было около 200 человек.

Наиболее влиятельными фигурами в «Земле и воле» являлись М.А. Натансон (арестован в июне 1877 года), О.А. Шлейснер, А.Д. Оболешев (арестованы в октябре 1878 года), А.Д. Михайлов (фактически возглавлял организацию с октября 1878 года), а также А.И. Зунделевич, Г.В. Плеханов, М.Р. Попов.

Осенью 1876 года принята программа «Земли и воли» в первоначальной редакции, опиравшаяся на идеи, разработанные ранее членами группы М.А. Натансона. В мае 1878 года в эту программу внесены некоторые, довольно незначительные, поправки, и она была утверждена в окончательной редакции.

Главным делом «Земли и воли» являлась организация поселений в деревнях из числа членов организации. В течение 1877-1879 гг. такие поселения существовали в Воронежской, Нижегородской, Саратовской, Тамбовской губерниях, а также в области войска Донского (Ростовское поселение). К августу 1879 года все они либо прекратили свое существование в результате преследований полиции, либо были по различным причинам оставлены их участниками. В октябре 1878 - апреле 1879 гг. организация выпустила 5 номеров газеты «Земля и воля».

В январе 1878-марте 1879 гг. в России совершено 6 террористических актов в отношении правительственных чиновников. Из этих актов только 2 были санкционированы «Землей и волей». Каждый террористический акт оказывал значительное воздействие на все революционное движение.

В октябре 1877-январе 1878 гг. в Петербурге в Особом присутствии правительствующего Сената проходил процесс 193-х. На нем судились арестованные в основном в 1874 году участники «хождения в народ». Большая их часть обвинялась в создании противозаконного сообщества с целью ниспровержения существующего государственного устройства. Вынесенный судом приговор был весьма мягок: из 190 подсудимых (3 человека умерло во время суда) 90 были оправданы, 72 - приговорены к ссылке или к незначительным срокам заключения, и лишь 28 - к различным срокам каторги. Более того, суд ходатайствовал перед императором об уменьшении наказания для половины осужденных, включая замену каторги ссылкой всем приговоренным к каторге (кроме И.Н. Мышкина).

Однако, по настоянию начальника III отделения Н.В. Мезенцова и министра юстиции К.И. Палена, Александр II отклонил ходатайство суда и заменил каторгу ссылкой только 15 из 28 приговоренных к каторге. А затем под влиянием Н.В.Мезенцова император санкционировал отправку 80 из 90 оправданных по процессу 193-х в административную ссылку.

Все эти события сильно озлобили революционеров против правительства и сыграли немалую роль в том, что некоторые из них стали использовать террористические методы борьбы с властями.

Поводом для первого в 1870-е гг. террористического акта стало телесное наказание находившегося в Доме предварительного заключения в Петербурге члена-учредителя «Земли и воли» А.С.Емельянова (Боголюбова), произведенное 13 июля 1877 года по приказу петербургского градоначальника Ф.Ф. Трепова. 24 января 1878 года в Петербурге бывший член кружка «южных бунтарей» В.И. Засулич по собственной инициативе стреляла в Ф.Ф. Трепова и тяжело ранила его. В.И. Засулич была арестована и предстала перед судом присяжных, который оправдал ее.

Два следующих террористических акта были уже делом не одиночки, а созданной в конце 1877 года в Киеве революционной группы В.А. Осинского (в исторической литературе ее иногда называют также Южный Исполнительный комитет и кружок Осинского-Лизогуба). Несмотря на то, что сам В.А. Осинский с осени 1876 года был землевольцем, его группа действовала совершенно независимо от «Земли и воли».

Эта группа не являлась классической революционной организацией со своей структурой, целями и принципами, а была просто кружком близких к В.А. Осинскому людей. В нее входило примерно 13 человек. Помимо самого В.А. Осинского, это были Л.К. Брандтнер, И.Ф. Волошенко, Ив.Н. и Игн.Н. Ивичевичи, С.А. Лешерн-фон-Герцфельд, Д.А. Лизогуб, А.Ф. Медведев, Г.А. Попко, В.А. Свириденко, А.Е. Сентянин, Р.А. Стеблин-Каменский, С.Ф.Чубаров. Наиболее влиятельными фигурами в группе после В.А.Осинского являлись Д.А. Лизогуб, Г.А. Попко и И.Ф. Волошенко.

23 февраля 1878 года в Киеве члены группы устроили покушение на товарища киевского прокурора М.М. Котляревского. В него стрелял сам В.А. Осинский в присутствии Ив.Н. Ивичевича и А.Ф. Медведева. Пуля застряла в шубе М.М. Котляревского, не причинив ему вреда; покушавшиеся скрылись.

Поводом для этого террористического акта было письмо заключенного в киевской тюрьме революционера В.Е. Малавского, где говорилось, что М.М. Котляревский при обыске в своем присутствии приказал раздеть догола двух арестованных девушек - А.К. Калинову и Ю.О. Круковскую. По свидетельству Л.Г. Дейча, также сидевшего в это время в той же тюрьме, сообщение В.Е. Малавского не соответствовало действительности.

25 мая 1878 года в Киеве член группы В.А. Осинского Г.А. Попко смертельно ранил кинжалом главу киевской жандармерии Г.А. Гейкинга. Убийца сумел уйти от погнавшихся за ним лиц, застрелив одного из них и двух ранив. Поводом для данного террористического акта послужили два обстоятельства:

1) Г.А. Гейкинг руководил арестами участников «Чигиринского заговора» летом-осенью 1877 года,

2) Г.А. Гейкинга считали ответственным за аресты и ссылки в северные губернии ряда студентов - участников волнений в Киевском университете в апреле 1878 года.

Вскоре после убийства Г.А. Гейкинга у группы В.А. Осинского началась полоса неудач. Были задержаны многие ее члены (в том числе в августе 1878 года в Одессе - Д.А. Лизогуб и Г.А. Попко). В январе-феврале 1879 года серия арестов в Киеве окончательно уничтожила группу. Среди задержанных были В.А. Осинский и И.Ф. Волошенко, причем лидер группы при аресте пытался оказать вооруженное сопротивление. Некоторые другие ее члены уже без всяких размышлений стреляли в жандармов в момент их появления, и двое - Ив.Н. и Игн.Н. Ивичевичи были смертельно ранены ответными выстрелами.

По обвинению в вооруженном сопротивлении властям и за принадлежность к террористической организации В.А. Осинский, Л.К. Брандтнер и В.А. Свириденко были приговорены Киевским военно-окружным судом к смертной казни и повешены в Киеве 14 мая 1879 года. Спустя почти три месяца Одесский военно-окружной суд вынес смертный приговор Д.А. Лизогубу и С.Ф. Чубарову. Первый из них был признан виновным в принадлежности к террористической организации, а второму инкриминировалось вооруженное сопротивление при аресте. Они были повешены в Одессе 10 августа 1879 года. Все остальные члены группы В.А. Осинского в период с февраля по август 1879 года были приговорены к различным срокам каторги. Единственное исключение составил А.Е. Сентянин, умерший 25 мая 1879 года от туберкулеза в Трубецком бастионе Петропавловской крепости еще до суда.

Четвертый террористический акт был осуществлен уже по постановлению «Земли и воли». 4 августа 1878 года в Петербурге С.М. Кравчинский ударом кинжала убил начальника III отделения Н.В.Мезенцова. Террористу удалось скрыться.

Согласно написанной в августе 1878 года самим С.М. Кравчинским брошюре «Смерть за смерть», главным поводом для убийства Н.В. Мезенцова были его уже описанные выше действия в отношении, как осужденных, так и оправданных участников процесса 193-х, а также карательная деятельность возглавляемого им учреждения в широком смысле слова.

Инициатором, организатором и исполнителем следующего, пятого террористического акта, был не входивший ни в какую конкретную организацию революционер Г.Д. Гольденберг. 9 февраля 1879 года в Харькове он застрелил местного генерал-губернатора князя Д.Н.Кропоткина (двоюродного брата П.А. Кропоткина). После убийства Г.Д. Гольденберг скрылся. Д.Н. Кропоткина революционеры считали ответственным за жестокое обращение с политическими заключенными в Ново-Борисоглебской центральной тюрьме, а также за избиение нагайками и аресты студентов - участников волнений в Харьковском университете в декабре 1878 года.

Шестой террористический акт произошел в Петербурге 13 марта 1879 года. Революционер Л.Ф.Мирский выстрелил в нового начальника III отделения А.Р. Дрентельна, но промахнулся. Террористу удалось скрыться. Покушение было произведено согласно постановлению «Земли и воли» и в его подготовке участвовал ее лидер А.Д. Михайлов. Поводом для покушения была карательная деятельность руководимого А.Р. Дрентельном ведомства. Кроме того, в прокламации «Земли и воли», выпущенной в день покушения, говорилось, что А.Р. Дрентельн «достоин смерти уже за одно то, что был при существующих политических условиях шефом жандармов».

Во второй половине марта 1879 года в «Земле и воле» впервые возникли серьезные разногласия по вопросам применения террора в отношении представителей власти. Поводом для этого была просьба приехавшего в Петербург члена кружка В.Н. Фигнер А.К. Соловьёва санкционировать от имени «Земли и воли» намеченное им покушение на Александра II. Предложение А.К. Соловьёва вызвало у находившихся в Петербурге членов Основного кружка бурную дискуссию, завершившуюся принятием резолюции об отказе признать планируемое покушение делом «Земли и воли». Для большинства деятелей организации в то время цареубийство казалось актом чисто политической борьбы с правительством, недопустимой с точки зрения программы «Земли и воли». При этом, однако, отдельным членам общества было разрешено оказывать содействие А.К. Соловьёву в качестве частных лиц (среди последних были А.Д. Михайлов и А.И .Зунделевич).

2 апреля 1879 года покушение совершилось, но все пять выстрелов А.К.Соловьёва в императора на Дворцовой площади в Петербурге не достигли цели. Террорист был немедленно арестован. 25 мая 1879 года Верховный уголовный суд в Петербурге приговорил его к смертной казни. 28 мая 1879 года А.К. Соловьёв был повешен в Петербурге.

Еще за несколько дней до покушения А.К. Соловьёва на Александра II Основной кружок «Земли и воли» постановил созвать в июне 1879 года съезд общества для решения возникших противоречий. В нем фактически обозначились два крыла: т.н. «политиков» и «деревенщиков». Первые - во главе с А.Д. Михайловым и А.И. Зунделевичем - выступали за внесение в программу требования политической свободы и широкого применения террора для достижения этой цели. Вторые - во главе с Г.В.Плехановым и М.Р. Поповым - были против любых изменений в старой программе.

В мае 1879 года «политики» создали свою группу «Свобода или смерть», в которую вошло 15 человек. Группа располагала собственными конспиративными квартирами и имела динамитную мастерскую.

Перед общим съездом «Земли и воли» «политики» 15-17 июня 1879 года провели свой съезд в Липецке. На нем присутствовало 11 человек: 7 землевольцев. На Липецком съезде было решено добиваться изменения программы «Земли и воли» в желательном для «политиков» направлении.

Общий съезд «Земли и воли» прошел в Воронеже 18-21 июня 1879 года. В нем участвовало 19 человек: О.В. Аптекман, А.И. Баранников, А.И. Желябов, А.А. Квятковский, Н.Н. Колодкевич, Н.А.Короткевич, А.Д.Михайлов, Н.А.Морозов, О.Е.Николаев, М.Н. Ошанина, С.Л. Перовская, Г.В. Плеханов, М.Р. Попов, Е.Д. Сергеева, Л.А. Тихомиров, Г.М. Тищенко, В.Н. Фигнер, М.Ф. Фроленко, С.А. Харизоменов. Из числа присутствовавших 2 человека - А.И. Желябов и Н.Н. Колодкевич - были приняты в «Землю и волю» только на съезде. Помимо Г.В. Плеханова и М.Р. Попова, «деревенщиков» в Воронеже представляли О.В. Аптекман, Н.А. Короткевич, О.Е. Николаев, Г.М. Тищенко, С.А. Харизоменов. С.Л. Перовская занимала нейтральную позицию, Е.Д. Сергеева и В.Н. Фигнер в целом поддерживали «политиков».

Воронежский съезд закончился компромиссом между «политиками» и «деревенщиками»: не изменив программу «Земли и воли», он принял резолюцию, в которой говорилось о необходимости усиления борьбы с правительством. Однако после Воронежского съезда отношения между двумя группами в «Земле и воле» опять стали обостряться и их идейная несовместимость сделалась очевидной. В конце концов в августе 1879 года в Петербурге состоялось собрание членов «Земли и воли», на котором было констатировано ее распадение на две организации: «Народную волю» и «Черный передел».

В основе программы «Земли и воли» лежал тезис о том, что революционеры в своей деятельности должны исходить не из абстрактных идей социализма, а из «реальных» требований народа. Этими требованиями признавались: 1) ликвидация собственности на землю и ее передача в заведование общинам и пользование крестьянам, 2) полное общинное самоуправление, 3) полная свобода вероисповедания, 4) самоопределение территорий, насильственно присоединенных к Российской империи, вплоть до их отделения.

Ядром программы была ее аграрная часть, являвшаяся для землевольцев наиболее значимой. Прочие пункты программы были в их глазах менее важными и подчинялись первому. Второе из требований программы, казалось, говорило о стремлении «Земли и воли» добиваться демократической модели политического устройства России. Цели, поставленные «Землей и волей», должно было осуществить крестьянское восстание. Для его подготовки программа полагала необходимым:

1) создание в деревнях максимально большого числа прочных и постоянных поселений революционеров для пропаганды и агитации среди крестьян;

2) заведение связей с рабочими в промышленных центрах, либералами, офицерами и государственными чиновниками с целью обеспечить их содействие революции;

3) проведение террористических актов в отношении «наиболее вредных или выдающихся лиц из правительства».

Переходя к рассмотрению идеологии раннего терроризма, следует сразу оговориться, что как единого целого ее не существовало. Убийство Н.В. Мезенцова и покушение на А.Р. Дрентельна были не более чем воплощением в действительности пункта землевольческой программы о допустимости террора против «вредных» правительственных чиновников. Приблизительно такой же характер носили и все прочие террористические акты 1878- марта 1879 гг., хотя их организаторы и исполнители не всегда входили в «Землю и волю».

Возвращаясь же к вопросу об идейных воззрениях террористов 1878-весны 1879 гг., необходимо отметить, что В.А. Осинский и некоторые видные члены его группы пытались дать иное, не землевольческое обоснование террора. И, наконец, А.К. Соловьёв и поддержавшие его идею цареубийства «политики» из Основного кружка «Земли и воли» уже совсем отбросили многие землевольческие догмы.

В.А. Осинский к моменту образования группы являлся вполне ортодоксальным землевольцем. Но постепенно это положение изменилось и к осени 1878 года В.А.Осинский уже был осознанным сторонником борьбы за демократию и гражданские свободы. Гораздо раньше В.А. Осинского стали приверженцами борьбы за политическую свободу Г.А.Попко и И.Ф. Волошенко. Поиск иных, не бунтарских, путей реализации программы «Земли и воли», с одной стороны, и факт телесного наказания А.С. Емельянова (Боголюбова), обостривший проблему защиты прав личности, с другой, сделали Г.А. Попко и И.Ф. Волошенко к осени 1877 года убежденными «политиками».

Таким образом, Г.А. Попко и И.Ф. Волошенко к началу, а сам В.А. Осинский - к концу существования его группы, уже смотрели на террор как на средство борьбы с властью за политическую свободу. Отказ от отрицательного отношения к демократии, свойственного «Земле и воле», у вождей группы В.А. Осинского был очевиден.

Еще более показательными являлись перемены во взглядах А.К. Соловьева на политическую борьбу с правительством. Он заявил, что пришел к выводу о бессмысленности какой-либо деятельности революционеров в деревне в условиях отсутствия в России гражданских свобод. Главной опорой существующего «зла» А.К.Соловьёву казалась личность императора. Землевольцы – «политики» в Петербурге полностью поддержали планы А.К. Соловьёва.

В конечном счете, программа «Земли и воли» перестала устраивать многих ее членов, а неудачи деятельности революционеров в деревне стали трактоваться как следствие «ужасных» преследований правительства. Все это в сочетании с немалой долей экзальтации и породило ненависть к императору, что впервые проявилось в покушении на него со стороны А.К. Соловьёва. Последующее оформление «политического» крыла «Земли и воли» в такую революционную организацию, как «Народная воля», было совершенно закономерным результатом развития новых настроений в революционной среде.

Итак, в конце 1870-х гг. в революционной среде вообще, и в «Земле и воле», в частности, возникает и набирает силу течение, требующее пересмотра старых программных установок. Оно выдвигает на первый план ранее отвергаемую идею о необходимости завоевания демократии и гражданских свобод и в качестве одного из главных средств в этой борьбе предлагает террор.

В основании взглядов сторонников нового направления лежит тезис о том, что «деспотизм» властей не дает революционерам возможности для работы в деревне, и только изменение политического строя способно исправить положение.

Действительной причиной переосмысления большинством революционеров в 1878 - августе 1879 гг. целей и методов своей борьбы было усилившееся к этому времени ощущение себя ущемленными в самых, как казалось, священных и неотъемлемых правах и свободах личности. Представление о них, сформированное благодаря сочинениям Д.И. Писарева, П.Л. Лаврова и Н.К. Михайловского, делало для большей части революционеров невозможным какой-либо компромисс с самодержавной властью. Последняя рассматривалась как нечто совершенно отрицательное, подавляющее якобы прогрессивные устремления интеллигенции и мешающее развитию страны. В этих условиях и возникла та ситуация, в которой непримиримая борьба с правительством, в том числе и террористическими средствами, стала основной формой деятельности революционеров в России.

Образовавшаяся в августе 1879 года в Петербурге в результате раскола «Земли и воли» «Народная воля» была самой крупной и сильной революционной организацией 1870 - 1880-х гг. Организация «Народной воли» унаследовала от «Земли и воли» жестко-централизованную структуру. Во главе «Народной воли» стоял Исполнительный комитет, которому подчинялись как местные группы, так и специальные организации и кружки (важнейшими из таких групп были Военная организация «Народной воли» и Центральный рабочий кружок «Народной воли» в Петербурге). Всего в состав организации «Народной воли» к началу 1881 года входило около 500 человек, а за весь период 1879 - 1883 гг. она объединяла 80 - 90 местных, 100 - 120 рабочих, 30 - 40 студенческих, 20 - 25 гимназических и около 25 военных кружков по всей стране.

Исполнительный комитет (ИК) «Народной воли» первоначально составили в основном бывшие землевольцы - сторонники политической борьбы с самодержавием. К октябрю 1879 года в ИК входило 20 человек: А.И. Баранников, Н.К. Бух, А.И. Желябов, В.В.З еге-фон-Лауренберг, А.И. Зунделевич, С.А. Иванова, Г.П. Исаев, А.А. Квятковский, Н.Н. Колодкевич, Т.И. Лебедева, О.С.Любатович, А.Д. Михайлов, Н.А. Морозов, М.Н. Ошанина, Е.Д. Сергеева, Л.А. Тихомиров, В.Н. Фигнер, М.Ф. Фроленко, С.Г. Ширяев, А.В.Якимова. Впоследствии состав ИК неоднократно менялся: отдельные лица выбывали из него по собственной инициативе, вследствие ареста или смерти. На место выбывших принимались новые члены (для этого нужна была рекомендация двух уже состоящих в ИК человек). За время с октября 1879 года по 1 марта 1881 года в ИК было принято 9 человек: Ю.Н. Богданович, М.Ф. Грачевский, С.С. Златопольский, А.П. Корба, М.В. Ланганс, С.Л. Перовская, Н.Е. Суханов, П.А. Теллалов, М.Н. Тригони. В период с 1 марта 1881 года по июнь 1882 года в ИК вошло 7 человек: А.В. Буцевич, В.А. Жебунев, В.С. Лебедев, С.В. Мартынов, Г.Г. Романенко, Я.В. Стефанович, С.Н. Халтурин. Всего в состав ИК «Народной воли» за все время его существования входило 36 человек.

Все члены ИК были абсолютно равноправны, но каждый отдельный член подчинялся воле большинства. Наиболее влиятельными фигурами в ИК первоначально являлись А.Д. Михайлов, А.И. Желябов, Л.А. Тихомиров и А.И. Зунделевич. Впоследствии на первый план выдвинулись также С.Л. Перовская, М.Н. Ошанина и В.Н. Фигнер. «Народная воля» издавала несколько газет. Главной из них была газета «Народная воля». Весной 1880 года была создана крупнейшая специализированная организация «Народной воли» - Центральный рабочий кружок в Петербурге, вокруг которого к началу 1881 года группировалось не менее 300 рабочих. В ноябре 1880 года образовалась Военная организация «Народной воли». К весне 1881 года эта организация насчитывала около 50 офицеров в Петербурге, Кронштадте и Гельсингфорсе.

Рожденная в августе 1879 г. новая революционная организация, вернее небольшая еще сравнительно группа «политиков-террористов», принявших на Липецком съезде название Исполнительного комитета, в первые недели своего существования занималась преимущественно внутренними делами.

В Петербурге принимаются все меры, чтобы как можно скорее пустить в ход важнейшие колеса тайного общества - редакцию подпольного органа, типографию, паспортный стол (или, как в шутку его называли, «небесную канцелярию»), наладить строгую систему конспирации (шифры, сигналы, пароли и т. д.). Несколько заседаний было посвящено новому обсуждению программы и устава. Не дожидаясь окончательного редактирования этих документов, часть членов ИК ведет пропаганду народовольческих идей в Петербурге, Москве, Киеве, Харькове, Одессе.

Основатели «Народной воли» в большинстве случаев, как можно судить по выступлениям А. И. Желябова на собраниях харьковских революционеров, достаточно широко понимали задачи новой партии, отнюдь не сводя их к террору и рассматривая последний только как одно из средств политической борьбы. Однако основной целью пребывания на Юге Желябова и других членов ИК была именно организация террора, подготовка к покушениям на Александра II.

Смертный приговор, условно вынесенный царю на Липецком съезде, после очередных казней революционеров на Юге (Д.А. Лизогуб и др.), нуждался лишь в подтверждении. 26 августа ИК утвердил этот приговор. Как рассказывал потом Александр Михайлов, «большинство дышало страстью отважного и последнего боя». Всем казалось, что динамит принесет пусть нелегкую, но верную и скорую победу. Никто из народовольцев не подозревал, что подготовка покушений станет на полтора года если не единственным, то важнейшим делом ИК и отодвинет на задний план все его другие функции как центра партии.

Подготовка покушений, которые в Липецке решили произвести с помощью динамита, началась немедленно. В Швейцарию немедленно выехал и закупил там динамит А.И.Зунделевич, но его груз перехватили таможенные власти. Однако в Петербурге в лаборатории, созданной еще группой «Свобода или смерть», С.Г.Ширяев успел к сентябрю изготовить несколько пудов нитроглицерина. Боевые группы ИК стали разъезжаться в назначенные города. Царя, который должен был возвращаться из Крыма поздней осенью, хотели атаковать в нескольких пунктах.

Под Одессой, где готовили подрыв железнодорожного полотна - М.Ф. Фроленко, Т.И. Лебедева и Н.И. Кибальчич, работа оказалась напрасной, ибо царь через Одессу не поехал. Вблизи Александровска группа А.И. Желябова заложила мину под рельсами, положенными на 20-метровой насыпи. Если бы поезд сошел с рельсов, гибель царя была бы неминуема. Но, когда Желябов сомкнул провода батареи, взрыва под проходящим поездом не последовало. «Запалы были плохо изготовлены, что впоследствии и подтвердилось», - объяснял неудачу во время происходившего год спустя следствия участник этого дела И. Окладский (ставший вскоре предателем).

Третьим было покушение вблизи Москвы. В очень трудных из-за близости подпочвенной воды условиях группа деятелей ИК (А.Д. Михайлов, С.Л. Перовская и др.) провела из купленного неподалеку от железной дороги дома 40-метровую подземную галерею. Угроза обвала после длительного дождя стала столь велика, что положение работающего в низкой, полузалитой водой галерее «походило на заживо зарытого, употребляющего последние нечеловеческие усилия в борьбе со смертью».

Поздно вечером 19 ноября подложенная под полотно мина была взорвана под проходившим поездом. Оказалось, однако, что это был поезд со свитой, шедший вопреки обыкновению вторым. Сила взрыва перевернула лишь багажный вагон, а восемь сошли с рельсов. Никто не пострадал.

Несравненно большее общественное значение получило четвертое покушение на Александра II, задуманное и осуществленное в строжайшей тайне даже от большинства членов ИК. 20 сентября 1879 г. в Зимний дворец был принят новый столяр Батышков. В действительности это был С.Н.Халтурин, прервавший после нескольких крупных провалов «Северного союза русских рабочих» организационную и пропагандистскую деятельность среди рабочих. Халтурин считал, что царь должен пасть от руки рабочего - представителя народа. Он попросил Плеханова познакомить его с народовольцами. Уговоры Плеханова не помогли. Халтурин настоял на своем. Вместе с А.А. Квятковским, которому ИК поручил выполнение этого замысла, Халтурин вскоре составил подробный план Зимнего дворца, по которому он мог ходить почти беспрепятственно, и пометил его различными значками. Кружком было помечено помещение караула под царской столовой. При аресте 29 ноября А.А. Квятковского этот план был обнаружен. Жандармам не удалось установить значение плана, хотя их очень встревожило, что на плане обозначено назначение комнат, мало кому известное даже из служащих во дворце.

Халтурин приносил динамит во дворец небольшими кусками и хотел накопить его как можно больше. Однако Желябов, заместивший Квятковского, его торопил. В январе 1880 г., когда динамита было уже около 3 пудов, они встречались ежедневно в седьмом часу вечера на Дворцовой площади, и Халтурин ронял, проходя мимо: «нельзя было», «ничего не вышло». 5 февраля при встрече он сказал: «готово». Грохот во дворце подтвердил его слова. В Зимнем погасли огни, забегала перепуганная охрана. Желябов увел Халтурина на квартиру Исаева и Якимовой. Но и на этот раз покушение не удалось. Александр II не вышел в обычное время в столовую, так как встречал гостя - принца Гессенского (отца будущей императрицы Александры Федоровны). Покушение 5 февраля, несмотря на неудачу, сделало имя «Народной воли» всемирно известным. Взрыв в царском дворце казался совершенно небывалым и невероятным событием.

ИК пытался организовать весной и летом 1880 г. еще два покушения (в Одессе и Петербурге), но оба они не состоялись. Впрочем, после февральского взрыва ИК начинает все большее и большее внимание уделять не террору, а организации провинциальных кружков, восстановлению типографии, захваченной в январе 1880 г., рабочей пропаганде.

Однако ИК не смог отдаться целиком организационной деятельности, к которой более всего тяготел А.И. Желябов, ставший в 1880 г. общепризнанным руководителем партии. Осенью 1880 г. ИК стоял на распутье. Предстоял нелегкий выбор. Очень многие, и прежде всего А.И. Желябов, хорошо сознавали, чего стоили и чего еще будут стоить месяцы отчаянной по напряжению борьбы. «Мы проживаем свой капитал», - говорил Желябов товарищам. Но для пропаганды и организации не хватало людей. Не было и особых надежд поднять на борьбу значительные силы. Цареубийство же казалось им средством потрясти сонное общество, дать толчок движению народа, вынудить правительство на уступки. Роковой выбор дальнейших действий был предрешен завершением процесса 16-ти в октябре 1880 г.

Казнь 4 ноября одного из основателей «Народной воли» А. А. Квятковского и рабочего-революционера А.К. Преснякова ИК оценил как вызов правительства. В изданной 6 ноября прокламации ИК звал русскую интеллигенцию повести народ к победе под лозунгом «Смерть тиранам».

Месть царю члены ИК стали считать не только долгом, но и честью партии. «Честь партии требует, чтобы он был убит», - говорил о предстоящем покушении Желябов.

В первой половине февраля ИК созвал совещание с участием представителей провинции. Был поставлен вопрос о возможности одновременно с покушением сделать попытку к вооруженному выступлению. Мнение собравшихся точно неизвестно, но отступать было уже поздно. Даже при неблагоприятном для инсуррекции ответе совещания (а такой ответ представляется более вероятным) подготовка к новому, седьмому по счету, покушению продолжалась неукоснительно.

Наблюдательный отряд из молодежи следил за выездами царя. Техники Н.И. Кибальчич, Г.П Исаев, М.Ф. Грачевский и другие готовили динамит, гремучий студень, оболочки для метательных бомб. На этот раз решили убить царя во что бы то ни стало, применив, если нужно, сразу несколько способов нападения.

Еще в конце 1880 г. была снята лавка в полуподвальном этаже дома на углу Невского проспекта и Малой Садовой. По этим улицам проезжал Александр II по пути в манеж. Под видом торговцев сыром здесь поселились по подложным паспортам Ю.Н.Богданович и А.В.Якимова. Хотя новые хозяева по своей неумелости тотчас вызвали подозрение соседних лавочников, а затем и полиции, из подвала тотчас начали вести подкоп под Малую Садовую. Если бы царь при взрыве мины не пострадал, то его ожидали бы замкнувшие улицу метальщики бомб. В случае неудачи последних Желябов решил сам броситься на царя с кинжалом.

К концу февраля само существование ИК было поставлено под угрозу. Предательство Окладского, помилованного после процесса 16-ти, привело к провалу двух конспиративных квартир и целой цепи арестов. Тяжелые последствия имел случайный арест А.Д.Михайлова в ноябре 1880 г.

После ареста Михайлова правила конспирации соблюдались с непростительной небрежностью, что привело к новым провалам. Вслед за арестами членов ИК Н. Н. Колодкевича и А. И. Баранникова настал черед Н. В. Клеточникова. Вследствие нарушения строгих правил сношения с ним, заведенных А. Д. Михайловым, Клеточников попал в ловушку, устроенную жандармами на квартире Баранникова. Изумлению жандармов не было предела, когда они обнаружили, что исполнительный и тихий чиновник являлся тайным агентом революционеров. Арест Михайлова и Клеточникова лишил ИК надежных хранителей безопасности. В этот момент все помыслы ИК были сосредоточены на подготовке к покушению. В подкопе работали чуть ли не все наличные силы ИК.

28 февраля сырную лавку на Малой Садовой внезапно посетила «санитарная» комиссия во главе с инженерным генералом Мравинским. При поверхностном осмотре следов подкопа комиссия не обнаружила, а производить обыск, не имея на то особого разрешения, генерал не решился (за что потом и был предан военному суду). Больший успех выпал на долю Департамента полиции накануне - 27 февраля. Наблюдение за приехавшим незадолго перед тем в Петербург руководителем одесских кружков М.Н. Тригони, выданным предателем Окладским, увенчалось успехом.

Вместе с Тригони в номере его гостиницы был схвачен с оружием в руках его гость, оказавшийся тем самым Желябовым, которого уже больше года тщетно искали по всей России жандармы. В 1880 г. Желябов становится фактически главой ИК и в качестве члена Распорядительной комиссии руководит всеми террористическими предприятиями. Арестованный 27 февраля, Желябов на вопрос о занятиях заявил, что служит «для освобождения родины». Арест Желябова явился тяжким ударом для ИК. Но начатое им дело решили завершить во что бы то ни стало.

Верным другом и помощником Желябова в большинстве его начинаний была Софья Перовская. В 1880 г. главной ее заботой становится организация рабочих, она готовит для них студентов-пропагандистов, распространяет «Рабочую газету». Одновременно она подготавливает последнее покушение на царя. После ареста Желябова она берет на себя все приготовления и доводит их до конца. После 1 марта друзья советовали Перовской бежать за границу, но она не могла поддаться просьбам уехать и осталась в Петербурге.

Лорис-Меликов, за две недели до того предупреждавший царя о надвигающейся опасности, утром 28 февраля с триумфом доложил Александру II об аресте главного заговорщика. Царь ободрился и сразу же решил на следующий день поехать в Михайловский манеж, чтобы присутствовать на смотре.

В тот же день к вечеру на квартире В. Н. Фигнер спешно собрались члены ИК. Арест Желябова, руководителя метальщиков в предполагаемом покушении, сильно осложнил дело. Но когда Перовская поставила вопрос, как поступить, если царь не поедет по Малой Садовой, где была заложена мина, ответ всех присутствовавших был: «Действовать во всяком случае». Всю ночь снаряжались бомбы, а в сырной лавке налаживалась мина, которую должен был по сигналу взорвать М.Ф. Фроленко.

Руководство метальщиками приняла на себя С.Л. Перовская. В этот день она проявила замечательное самообладание и распорядительность. Когда царь не поехал по Малой Садовой, Перовская самостоятельно изменила весь план, чтобы действовать уже одними бомбами. Она обошла метальщиков и поставила их на новые места на набережной Екатерининского канала, где должен был возвращаться царь.

В третьем часу дня в центре города послышались с небольшим промежутком два гулких удара, похожие на пушечные выстрелы. Первая бомба, брошенная Рысаковым, повредила царскую карету. Когда Александр II вышел из кареты, чтобы взглянуть на покушавшегося, бросил бомбу Игнатий Гриневицкий. И царь, и метальщик при этом взрыве были смертельно ранены.

Гриневицкий умер в страшных мучениях, до конца сохранив самообладание. За несколько минут до смерти он пришел в себя. «Как ваше имя?», - спросил стороживший его следователь. «Не знаю», - был ответ. Следствие не смогло открыть его имени. Жандармы его установили только после процесса по делу 1 марта. За несколько дней до смерти Гриневицкий написал свое революционное завещание, в котором предугадал свою судьбу.

«Александр II должен умереть. Дни его сочтены. Мне или другому кому придется нанести страшный последний удар, который гулко раздастся по всей России и эхом откликнется в отдаленнейших уголках ее. Это покажет недалекое будущее. Он умрет, а вместе с ним умрем и мы, его враги, его убийцы... Мне не придется участвовать в последней борьбе. Судьба обрекла меня на раннюю гибель, и я не увижу победы, не буду жить ни одного дня, ни часа в светлое время торжества, но считаю, что своей смертью сделаю все, что должен был сделать, и большего от меня никто, никто на свете требовать не может. Дело революционной партии - зажечь скопившийся уже горючий материал, бросить искру в порох и затем принять все меры к тому, чтобы возникшее движение кончилось победой, а не повальным избиением лучших людей страны...».

Суд над первомартовцами проходил 26-29 марта. Все подсудимые (А.И.Желябов, С.Л. Перовская, Н.И. Кибальчич, Г.М. Гельфман, Т.М. Михайлов и Н.И. Рысаков) обвинялись в принадлежности к тайному сообществу, имеющему целью насильственное ниспровержение существующего государственного и общественного строя, и участии в цареубийстве 1 марта. 29 марта суд вынес приговор: смертная казнь всем подсудимым.

После 1 марта существование «Народной воли» характеризуется постоянно усиливающимся кризисом организации, неудачей почти всех ее замыслов, массовыми арестами ее членов, как вследствие улучшившейся работы полиции, так и из-за предательских показаний на следствии отдельных лиц.

Так, желая спасти свою жизнь, один из террористов 1 марта 1881 года Н.И. Рысаков, до привлечения к подготовке цареубийства активно работавший в Центральном рабочем кружке «Народной воли» в Петербурге, дал откровенные показания, приведшие к разгрому этого кружка. Несмотря на эти показания и декларированное Н.И. Рысаковым раскаяние в своей революционной деятельности, он был казнен вместе с другими участниками убийства Александра II 3 апреля 1881 года.

С апреля 1881 по апрель 1882 гг. центр организации в лице ИК располагался в Москве и ключевую роль в нем играли Л.А. Тихомиров и М.Н. Ошанина. Единственным террористическим актом «Народной воли» в этот период явилось подготовленное при участии В.Н. Фигнер и С.Н. Халтурина и осуществленное 18 марта 1882 года Н.А. Желваковым в Одессе убийство обвиняемого революционерами в жестокости киевского военного прокурора В.С. Стрельникова. Военная организация, в которую к весне 1882 года входило более 200 человек, никаких действий не предпринимала.

В апреле 1882 года московский центр организации распадается, Л.А.Тихомиров, потерявший в значительной степени веру в революционные возможности «Народной воли», перебирается в Ростов-на-Дону и оттуда летом 1882 года уезжает в Швейцарию; М.Н. Ошанина, тяжело больная, также эмигрирует за границу. С июня 1882 года организацию возглавила находившаяся в Харькове В.Н.Фигнер, которая на протяжении восьми месяцев безуспешно пыталась воссоздать центр «Народной воли» и оживить ее деятельность. 10 февраля 1883 года В.Н.Фигнер была арестована в Харькове в результате предательства своего ближайшего соратника С.П. Дегаева. Помимо В.Н. Фигнер, С.П. Дегаев выдал также и всю Военную организацию «Народной воли».

Все это означало полный разгром «Народной воли» и хотя впоследствии, после разоблачения С.П. Дегаева, Г.А. Лопатину (в 1884 году) и Б.Д. Оржиху (в 1885 году) удавалось на короткое время частично восстановить организацию, в целом «Народная воля» после февраля 1883 года уже не смогла возродиться, и практика использования индивидуального политического террора в революционных организациях сходит на нет.

1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   168

Похожие:

№144/св-476 от 04 июля 2008 г. (Книр «Импульс») раздел II учебно-методический комплекс icon№144/св-476 от 04 июля 2008 г. (Книр «Импульс») раздел II учебно-методический комплекс
Межгосударственное сотрудничество в борьбе с терроризмом: опыт, тенденции

№144/св-476 от 04 июля 2008 г. (Книр «Импульс») раздел II учебно-методический комплекс icon№144/св-476 от 04 июля 2008 г. (Книр «Импульс») раздел II учебно-методический комплекс
Стратегии и методики обеспечения антитеррористической готовности современного государства в информационную эпоху

№144/св-476 от 04 июля 2008 г. (Книр «Импульс») раздел II учебно-методический комплекс icon№144/св-476 от 04 июля 2008 г. (Книр «Импульс») раздел II учебно-методический комплекс
Стратегии и методики обеспечения антитеррористической готовности современного государства в информационную эпоху

№144/св-476 от 04 июля 2008 г. (Книр «Импульс») раздел II учебно-методический комплекс iconУчебно-методический комплекс по курсу «Международное частное право»...
Викторова Н. Н. к ю н. – раздел 8 ( тема 12), раздел 3 ( тема 7), раздел 6 (тема 7), раздел 8

№144/св-476 от 04 июля 2008 г. (Книр «Импульс») раздел II учебно-методический комплекс iconУчебно-методический комплекс по дисциплине «уголовное право»
Учебно-методический комплекс по дисциплине «уголовное право» : учебно-методическое пособие / составитель А. М. Жуков. – Тольятти...

№144/св-476 от 04 июля 2008 г. (Книр «Импульс») раздел II учебно-методический комплекс iconО. Г. Зубарева семейное право учебно-методический комплекс ростов-на-дону, 2008
Учебно-методический комплекс включает учебную программу курса, практикум (вопросы к темам, тест задания, задачи, научная и нормативная...

№144/св-476 от 04 июля 2008 г. (Книр «Импульс») раздел II учебно-методический комплекс iconУчебно-методический комплекс ростов-на-Дону 2010 Учебно-методический...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Семейное право» разработан в соответствии с требованиями Государственного образовательного...

№144/св-476 от 04 июля 2008 г. (Книр «Импульс») раздел II учебно-методический комплекс iconУчебно-методический комплекс дисциплины Бийск бпгу имени В. М. Шукшина
Д дисциплина [Текст]: Учебно-методический комплекс дисциплины / Сост.: Р. М. Беликова; Бийский пед гос ун-т им. В. М. Шукшина. –...

№144/св-476 от 04 июля 2008 г. (Книр «Импульс») раздел II учебно-методический комплекс iconУчебно-методический комплекс ростов-на-Дону 2009 Учебно-методический...
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Адвокатская деятельность и адвокатура» разработан в соответствии с образовательным стандартом...

№144/св-476 от 04 июля 2008 г. (Книр «Импульс») раздел II учебно-методический комплекс iconУчебно-методический комплекс по дисциплине «История психологии»
Учебно-методический комплекс предназначен для студентов очной формы обучения, содержит учебно-тематический план, содержание практических...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Право





При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
p.120-bal.ru
Поиск