Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ







Скачать 393.44 Kb.
НазваниеОбобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ
Дата публикации21.03.2015
Размер393.44 Kb.
ТипЗакон
p.120-bal.ru > История > Закон
ОБОБЩЕНИЕ

судебной практики рассмотрения уголовных дел,

связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ
Согласно данным Управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Калининградской области в 2008 году судами области рассмотрено 138 уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст.228 УК РФ, 249 уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст.228-1 УК РФ.
При рассмотрении дел о преступлениях, предметом которых являются наркотические средства или психотропные вещества, судам надлежит руководствоваться следующими нормативными актами.
Постановление Правительства РФ от 07 февраля 2006 года №76 «Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228-1 и 229 УК РФ» с изменениями от 08 июля 2006 года и 04 июля 2007 года.
Указанное постановление не относит те или иные вещества и средства к категории наркотических либо психотропных, а лишь утверждает их размеры для целей уголовного законодательства.
Как таковые наркотические средства и психотропные вещества определены Постановлением Правительства РФ от 30 июня 1998 года № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсов, подлежащих контролю в РФ» с изменениями от 08 июля 2006 года, 04 июля 2007 года.
Пленум Верховного Суда РФ рекомендует учитывать решения Комиссии ООН о наркотических средствах об отнесении новых веществ к наркотическим средствам и психотропным веществам, принятые после издания указанного Перечня согласно обязательствам РФ, Стороной Конвенций которых она является.
Указанное разъяснение дано в связи с тем, что ряд наркотических средств и психотропных веществ, находящихся под международным контролем, не включен в Российский Перечень. В то же время, исходя из ст. 15 Конституции РФ, международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы, и если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.
Таким образом, ответственность должна наступать и за нарушение правил оборота наркотических средств и психотропных веществ, не включенных в Перечень, но находящихся под международным контролем согласно антинаркотическим конвенциям, подписанным РФ.

Для определения средств и веществ суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов. Согласно ст.35 ФЗ РФ «О наркотических средствах и психотропных веществах» проведение экспертиз разрешается юридическим лицам при наличии лицензии на указанный вид деятельности.. Однако проведение таких экспертиз в экспертных подразделениях Генпрокуратуры, ФСКН, ФТС, ФСБ, МВД и др. осуществляется без лицензии.
В Калининградской области, как это видно из представленных для обобщения уголовных дел, экспертизы наркотических средств и психотропных веществ проводятся:
в ЭКЦ при западном УВД на транспорте,
в ЭКЦ УВД Калининградской области,
в ЭКО У ФСКН.
Решая вопрос о наличии крупного или особо крупного размера, следует исходить из их размеров, установленных в постановлении Правительства РФ от 07 февраля 2006 года №76.
Следует обратить внимание на то, что согласно этому постановлению соответствующий размер устанавливается при наличии массы вещества свыше указанного в таблицах. Данное обстоятельство не всегда учитывается судами.
Так, кассационной инстанцией был изменен приговор районного суда Калининградской области от 23 июня 2008 года в отношении М. и Т. Согласно вышеуказанному Постановлению Правительства РФ крупный размер героина образует его масса свыше 0,5 грамма. В связи с этим, как указано в кассационном определении, нельзя признать размер героина в количестве, равном 0,5 грамма, на сбыт которого покушались М. и Т., крупным. Осуждение по ч.3 ст.30, п. «б» ч.2 ст.228-1 УК РФ исключено из приговора. Наказание, назначенное по ч.3 ст.30, п. «а» 4.2 ст.228-1 УК РФ и по совокупности преступлений, снижено.
По смесям Пленум Верховного Суда РФ разъяснил следующее:
- в тех случаях, когда наркотическое средство или психотропное вещество, включенное в Список II (за исключением кокаина и кокаина гидрохлорида) и список III, находится в смеси с каким-либо нейтральным веществом (наполнителем), определение размера наркотического средства или психотропного вещества производится без учета количества нейтрального вещества,
- если наркотическое средство или психотропное вещество, включенное в список I, (или кокаин, кокаин гидрохлорид), входит в состав смеси (препарата), содержащей одно наркотическое средство или психотропное вещество, его размер определяется весом всей смеси,
- в тех случаях, когда наркотическое средство или психотропное вещество, включенное в список I (или кокаин, кокаин гидрохлорид), входит в состав смеси (препарата), содержащей более одного наркотического средства или вещества, его количество определяется весом всей смеси по наркотическому средству или психотропному веществу, для которого установлен наименьший крупный или особо крупный размер.
Согласно постановлению Правительства от 30 июня 1998 года № 681 смесь определена как самостоятельный вид наркотических средств и психотропных веществ. В нем говорится о смеси как о таковой, а не о входящем в ее состав наркотическом средстве или психотропном веществе.
Например, практика показывает, что нет изъятий из незаконного оборота 100%-ного героина. Это всегда смесь, в состав которой входят 6- и 3-моноацетилморфины, ацелилкодеин и ряд других алколоидов опия, включенных в список I.
Как показало изучение дел, эксперты, установив наличие вышеуказанных компонентов, по-разному в выводах описывали состав смеси.
Так в заключениях экспертиз, проведенных в ЭКЦ УВД области, указано, что представленное вещество является смесью, содержащей диацетилморфин (героин), ацетилкодеин и 6-моноацетилморфин.
В ЭКЦ при Западном УВДТ эксперты указывали, что представленное вещество является наркотическим средством' - смесью, содержащей героин.
В ЭКО УФСКН эксперты указывали, что представленное на исследование вещество является наркотическим средством - героином.
С учетом содержания заключений во всех случаях судами они приняты в качестве доказательств и положены в основу обвинительных приговоров.
Четко определив подходы к определению размеров наркотических средств и психотропных веществ, находящихся в смеси, Пленум указал, что, решая вопросы о том, относится ли смесь наркотического средства или психотропного вещества (или кокаина, кокаина гидрохлорида) и нейтрального вещества (наполнителя) к крупному или особо крупному размерам, судам следует исходить из предназначения указанной смеси для немедицинского потребления.
При квалификации действий виновных лиц по признаку незаконного приобретения следует иметь в виду то, что согласно ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат обязательному доказыванию обстоятельства, в число которых входит событие преступления (место, время, способ) и виновность лица в совершенном деянии.
Зачастую органом предварительного следствия обвиняемым инкриминируется незаконное приобретение наркотических средств в не установленное время, в не установленном месте, у не установленного лица.

Такие обстоятельства исключают осуждение за незаконное приобретение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. В основном суды правильно применяют закон, исключая данный признак.
Так, по делу К., рассмотренному районным судом г. Калининграда, в приговоре от 22 апреля 2008 года обоснованно указано следующее.
Поскольку предъявленное К. обвинение не содержит указания на место, способ и другие обстоятельства незаконного приобретения наркотических средств без цели сбыта, то есть в ходе предварительного расследования не были установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию, суд в соответствии со ст.73 УПК РФ приходит к выводу о необходимости исключения данного признака.
Однако не всегда суды правильно применяют закон.
Так, приговором районного суда г. Калининграда от 01 декабря 2008 года И. был признан виновным в незаконном приобретении в не установленном месте у не установленного лица каннабиса и смеси героина, которые незаконно хранил при себе без цели сбыта до их изъятия.
Исключая из приговора осуждение за незаконное приобретение наркотических средств, кассационная инстанция указала, что в нарушение требований закона обстоятельства их приобретения, ни органом предварительного расследования, ни судом, установлены не были. Так как судом при разбирательстве дела не была установлена объективная сторона приобретения И. наркотиков, выводы о виновности в этом являются предположительными.
Сбыт - любые способы возмездной либо безвозмездной передачи другим лицам (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.), а также иные способы реализации, например путем введения инъекций.
Ответственность за незаконный сбыт наркотических средств и психотропных веществ по ч. 1 ст.228-1 УК РФ наступает независимо от их размера.
Об умысле на сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, их количество (объем), размещение в удобной для сбыта расфасовке либо наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.
Однако данные рекомендации далеко не всегда используются в практике.
Так, М. обвинялся в приготовлении к незаконному сбыту 1,38 г героина, что относится к крупному размеру. Наркотическое средство было расфасовано на 44 условные разовые дозы и находилось в полостях желудка М.
Приговором районного суда г. Калининграда от 31 марта 2008 года действия М. квалифицированы по ч.1 ст.228 УК РФ. Обосновывая свой вывод, суд указал следующее. Единственным доказательством наличия умысла М. на приготовление к незаконному сбыту явились его же показания на предварительном следствии. В судебном заседании М. отказался от этих показаний, пояснив, что оговорил себя, так как в этом случае мог рассчитывать со слов сотрудников наркоконтроля, что в отношении него будет избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, что и произошло. Данная версия в судебном заседании не опровергнута и подтверждается избранием на предварительном следствии после предъявления обвинения такой меры пресечения.
Данные утверждения суда нельзя признать надлежащей оценкой показаний на предварительном следствии, полученных в соответствии с законом. Объективных данных, свидетельствующих о таких методах воздействия работников наркоконтроля на М., в материалах дела нет.
Более того, отвергая доводы государственного обвинителя, суд указал, что размещение героина в удобной для сбыта упаковке может быть положено в основу наличия умысла у подсудимого на приготовление к сбыту, если он сам не употребляет наркотические средства. М. же является наркозависимым лицом.
Такой вывод является следствием неверного истолкования вышеуказанного разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, из которого вовсе не следует, что наличие у наркозависимого лица большого количества наркотического средства, расфасованного на дозы, исключает квалификацию его действий как приготовления к незаконному сбыту.
Также следует отметить необоснованные позиции государственных обвинителей, обусловившие принятие судом соответствующих решений.

Р. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.30, п. «г» ч.3 ст.228-1 УК РФ. Государственный обвинитель, полагая, что не добыто доказательств умысла на приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, свой вывод мотивировал тем, что Р. является наркозависимым лицом и его довод о приобретении героина для себя не опровергнут.
Вследствие такой позиции районный суд г Калининграда в приговоре от 18 декабря 2008 года установил, что Р. путем находки приобрел наркотическое средство - смесь, содержащую героин, ацетилкодеин и 6-моноацетилморфин, общей массой не менее 6,603 г, что является особо крупным размером, расфасованное на 220 условных доз, сгруппированных по 20 условных доз в отдельных полиэтиленовых пакетах, и незаконно без цели сбыта хранил его при себе до задержания. С применением ст. 64 УК РФ Р. назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы (при санкции от 3 до 10 лет).
Приговором районного суда г. Калининграда от 17 марта 2008 года Б. осужден за три эпизода покушения на незаконный сбыт МДМА и метамфетамина, а также за незаконное хранение 25,83 г метамфетамина без цели сбыта. Действия по хранению метамфетамина на предварительном следствии были квалифицированы как приготовление к сбыту. Переквалификация обусловлена ничем не мотивированной позицией государственного обвинителя, который не учел, что Б. сбывал в ходе проверочной закупки именно метамфетамин, в квартире при обыске были обнаружены аптечные весы и приспособления для расфасовки наркотических средств.
С. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.30, п. «г» ч.З ст.228-1 УК РФ - за приготовлении к незаконному сбыту 100 таблеток наркотического средства, содержащего в своем составе МДМА и метамфетамин массой 33,065 г.
Государственные обвинители - прокурор района и его помощник, переквалифицировали действия на ч.2 ст.228 УК РФ. Данный вывод мотивирован тем, что не представлено доказательств приобретения таблеток с целью последующего сбыта. При этом гособвинитель, как это видно из протокола судебного заседания, отвергая показания С. на предварительном следствии, указал: буквально следующее. Не исключаю, что показания были даны после обещаний сотрудников госнаркоконтроля об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде, потому, как известно процессуальному оппоненту и суду, за совершение особо тяжких преступлений согласно сложившейся практике мера пресечения избирается в виде заключения под стражу, чего в случае со С. к моему большому удивлению сделано не было. С. был задержан сразу после приобретения наркотического средства в состоянии наркотического опьянения и каким-либо образом подготовиться к сбыту у него возможности не было.
С небольшой корректировкой данная позиция отражена и в приговоре районного суда г. Калининграда от 31 января 2008 года, которым с применением ст.64 УК РФ С. назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы.
Аналогичная ситуация имела место по делу Ж., осужденной приговором районного суда г. Калининграда от 12 августа 2008 года, согласно которому она без цели сбыта незаконно хранила 100 паек - 6, 8 г героина, за то время, как была задержана на незаконном сбыте в ходе проверочной закупки.
Вместе с тем, обращает на себя внимание то, что в ряде случаев органы предварительного расследования при обнаружении у лиц большого количества наркотических средств квалифицируют их действия как незаконные приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта. Данное обстоятельство влечет вынесение соответствующих приговоров, Однако в таких случаях, как и в случаях переквалификации действий на более мягкие составы преступлений государственными обвинителями, судам следует уделять особое внимание назначению наказания.
Так, И. приговором районного суда г. Калининграда от 18 июня 2008 года признан виновным в незаконном хранении и перевозке без цели сбыта 198,79 г метамфетамина. Наказание по ч.2 ст.228 УК РФ назначено с применением ст.73 УК РФ в виде 4 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.
Приговором районного суда г. Калининграда от 16 января 2008 года М., 1969 года рождения, уроженец Чечни, на учете у нарколога не состоящий, осужден по ч.2 ст.228 УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 2 годам лишения свободы. М. признан виновным в том, что без цели сбыта приобрел героин в количестве 148,036 г, который хранил в квартире. Часть указанного героина массой 29,913 г незаконно хранил, находясь на улице Багратиона, где был задержан, а остальную часть продолжал хранить дома.
Приговором районного суда г. Калининграда от 18 августа 2008 года С. и А. осуждены по ч.2 ст.228 УК РФ к условным мерам наказания.
С. признан виновным в том, что на вокзале в г. Нестерове незаконно приобрел без дели сбыта у не установленного лица 249,65 г метамфетамина, который незаконно хранил и перевез на рейсовом автобусе до г. Калининграда, где был задержан, а метамфетамин изъят.
В тот же день С., действуя в рамках оперативно-розыскного мероприятия, поместил муляж вышеуказанного наркотического средства, состоящий из части наркотического средства массой 49,58 г и сахарного песка массой 219,64 г, в ячейку камеры хранения торгового центра, о чем не знал А.
А., имея умысел на незаконное приобретение, хранение без цели сбыта вышеуказанного наркотического средства, открыл ячейку переданным С. ключом, откуда незаконно приобрел и хранил данный метамфетамин до задержания работниками УФСКН.
Пленум Верховного Суда РФ указывает, что в случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их. аналогов в крупном или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств или веществ, не образующую крупный или особо крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации по ч.З ст.30 УК РФ и соответствующей части статьи 228-1 УК РФ.
Однако органы следствия, за редким исключением, квалифицируют действия, связанные с незаконным хранением оставшихся наркотических средств, изъятых у лица, реализовавшего их часть, как приготовление к незаконному сбыту.
Правильно в соответствии с указаниями пленума Верховного Суда квалифицированы на предварительном следствии и судом действия Х., осужденной приговором районного суда Калининградской области от 08 июля 2008 года. Это единственный случай из представленных на обобщение дел.
В случаях же раздельной квалификации (приготовление к сбыту и покушение на сбыт) переквалификация всех действий, как по сбыту, так к по хранению оставшейся части как приготовления, на ч3 ст.30 и соответствующую часть ст.228-1 УК РФ представляется невозможной, так как повлечет ухудшение положения обвиняемого.
Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что при квалификации действий как приготовления к незаконному сбыту, органы-следствия и суды в фабуле обвинения фактически описывают незаконное хранение. Например, по делу Ч., осужденной приговором районного суда Калининградской области от 13 августа 2008 года, фабула изложена следующим образом.
Оставшуюся часть наркотического средства - смесь, содержащую в своем составе героин, ацетилкодеин и 6-моноацетилморфин в количестве не менее 3,196 г, что является особо крупным размером, Ч. незаконно хранила с целью последующего сбыта до изъятия сотрудниками милиции.
Из содержания приговора можно только догадываться, что именно эти действия квалифицированы как приготовление к сбыту.
В данном случае суду следовало отразить в описательно-мотивировочной части приговора хотя бы то, что этими действиями Ч. совершила приготовление к незаконному сбыту наркотических средств. Расширением обвинения это бы не явилось.
Также возможна ситуация, когда действия лица, сбывавшего с единым умыслом по частям имеющееся у него наркотическое средство, квалифицированы предварительным следствием в зависимости от количества сбытого каждый раз наркотика. Например, по ч.З ст.ЗО, ч.1 ст.228-1 УК РФ и по ч.З ст.ЗО, и, «б» ч.2 ст.228»1 УК РФ (по признаку крупного размера).
Практика рассмотрения уголовных дел судами Калининградской области показывает, что в данном случае объединение эпизодов возможно.
Так, по делу С., Д. и К. по предложению государственного обвинителя действия С., квалифицированные на предварительном следствии по ч.З ст.ЗО, ч.1 ст.228-1, ч.З ст.ЗО, п. «б» ч.2 ст.228-1, ч.З ст.ЗО, п. «б» ч,2 ст.228-1 УК РФ, квалифицированы как единое преступление, предусмотренное ч.З ст.ЗО, п. «б» ч.2 ст.228-1 УК РФ. При этом городской Калининградской области суд в приговоре от 12 декабря 2008 года указал, что сбыт происходил в условиях контрольной закупки одному и тому же лицу, С. пояснил, что приобрел все количество марихуаны заранее и до того, как начал сбывать, имея намерение сбыть все количество. В связи с этим его действия представляют собой единое продолжаемое преступление.
Кассационной инстанцией приговор суда в этой части оставлен без изменения.
Также следует отметить, что при особом порядке судебного разбирательства уголовных дел также возможно объединение эпизодов. При этом следует учитывать рекомендации, изложенные в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 55 от 05 декабря 2006 года «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел», согласно которому содеянное обвиняемым может быть переквалифицировано, если для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются.
Кассационной инстанцией изменен приговор районного суда г. Калининграда от 18 августа 2008 года в отношении Г., осужденной в особом порядке за два преступления, предусмотренные ч.Зст.ЗО, ч,1 ст.228-1 УК РФ. Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что Г. совершены тождественные, юридически однородные действия, в короткий промежуток времени, О едином умысле свидетельствуют и те обстоятельства, что наркотические средства сбывались одному и тому же лицу в условиях контрольной закупки, Такие действия не могут рассматриваться как совокупность преступлений, поскольку образуют единое продолжаемое преступление.
Вместе с тем, объединяя эпизоды, судам необходимо следить за тем, чтобы не выйти за пределы предъявленного обвинения.
Приговором районного суда Калининградской области от 17 октября 2008 года Р., О., Х. осуждены по ч.З ст.ЗО, п. «а» ч.2 ст.228-1 УК РФ.
Судебной коллегией в кассационном порядке приговор изменен с указанием следующих мотивов. Правильно установив, что Р. в ходе проведения оперативных мероприятий трижды сбывал наркотическое средство по предварительному сговору с О. и дважды с Х., суд действия всех осужденных, исходя из позиции государственного обвинителя, квалифицировал как единое продолжаемое преступление, тем самым расширив обвинение, предъявленное О. и Х., которые между собой в сговоре не состояли, и соответственно О. не мог нести ответственность за действия Х., а Х. - за действия О.
Однако далеко не во всех случаях при наличии нескольких эпизодов покушений на сбыт следует считать, что наркотические средства сбывались по частям с единым умыслом, так как таковой необходимо устанавливать в каждом конкретном случае в зависимости от обстоятельств дела.
Так, приговором районного суда Калининградской области от 23 июня 2008 года М. и Т. осуждены за совершение нескольких эпизодов покушений на сбыт героина. В кассационной жалобе и представлении ставился вопрос о наличии единого продолжаемого преступления. Отвергая данные доводы, кассационная инстанция в определении от 23 декабря 2008 года указала, что покушения на сбыт имели место при различных обстоятельствах, в разное время, в разных местах, осужденные не поясняли о приобретении для сбыта одной партии героина. Оснований полагать, что совершенные деяния образуют одно преступление, нет. Каждый раз они совершали самостоятельные преступления, ответственность за которые согласно ст. 17 УК РФ наступает за каждое из них.
В судебной практике Калининградской области отмечены случаи, когда суды, переквалифицировали действия виновных на более мягкие составы преступлений лишь на том основании, что подсудимые утверждали о своей уверенности в том, что ими производились незаконные действия с более легкими наркотическими средствами, чем те, которые были изъяты.
Так, К. предъявлено обвинение в том, что в ходе проверочной закупки он незаконно сбыл «Марсову» смесь наркотических средств - героин и 3-метилфентанил массой 0,069 г, что является особо крупным размером. Действия К. квалифицированы на предварительном следствии по ч.З ст.30, п. «г» ч.З ст.228-1 УК РФ. (по признаку особо крупного размера)
В судебном заседании государственный обвинитель с учетом показаний подсудимого свидетелей и материалов проверочной закупки о том, что проводилась закупка и продавалось наркотическое средство героин, просил переквалифицировать действия К. на ч.З ст.30, ч.1 ст.228-1 УК РФ. Приговором районного суда г. Калининграда от 05 мая 2008 года по данной статье с применением ст.64 УК РФ К. назначено наказание 2 года лишения свободы.
Аналогичная ситуация имела место и по делу в отношении Б., осужденного приговором районного суда г. Калининграда от 31 января 2008 года по ч.З ст.30, ч.1 ст.228-1, ст.64 УК РФ к 3 годам лишения свободы.
В то же время районный суд г. Калининграда совершенно обоснованно отверг подобную версию подсудимых и в приговоре от 28 января 2008 года указал следующее.
Довод стороны защиты об отсутствии у Б. и Б. умысла на совершение незаконных действий в отношении 3-метилфентанина в связи с тем., что они полагали, что совершают их в отношении героина, не влечет переквалификацию их действий. В судебном заседании установлен умысел каждого из подсудимых на незаконный сбыт наркотического средства, установлены факты покушений на сбыт. При этом к фактическому составу сбываемых веществ и наличию в их составе тех или иных наркотических средств Б. и В. относились безразлично, никаких действий по установлению состава сбываемого вещества не предпринимали. Более того, Б. пояснил, что в состав наркотического средства, которое в среде наркозависимых лиц именуется героином, могут входить и другие наркотические средства, определяющие качество этого наркотика.
С учетом изложенных обстоятельств суд пришел к законному и обоснованному выводу об умышленном характере действий Б. и Б. по всем эпизодам обвинения в отношении наркотического средства 3-метилфентанин в особо крупном размере.
В тех случаях, когда передача наркотического средства, психотропного вещества или их аналогов осуществляется в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов, содеянное следует квалифицировать по ч.З ст.30 и соответствующей части ст.228-1 УК РФ, поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства или психотропного вещества из незаконного оборота.
В данном разъяснении не упоминаются сильнодействующие и ядовитые вещества, уголовная ответственность за незаконный оборот которых предусмотрена ст.234 УК РФ. Однако практика рассмотрения таких дел указывает на необходимость квалификации действий как покушения.
Так квалифицированы действия Ш., осужденной приговором районного суда г. Калининграда от 19 декабря 2008 года за незаконный сбыт сильнодействующего вещества - трамадола в условиях контрольной закупки.
В то же время действия М., сбывшего при контрольной закупке ртуть, приговором районного суда г. Калининграда от 11 февраля 2003 года квалифицированы как оконченное преступление - по ч.1 ст.234 УК РФ.
В тех случаях, когда в материалах уголовного дела имеются данные об осуществлении проверочной закупки наркотических средств или психотропных веществ, судам следует иметь в виду, что необходимыми условиями законности ее проведения являются соблюдение оснований для проведения ОРМ, предусмотренных ст.7 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», и требований ч.7 ст.8 указанного закона, в соответствии с которыми проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, производится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД. Данное постановление должно быть представлено суду.
Однако по некоторым уголовным делам, поступившим на обобщение, вообще невозможно понять, кем же именно утверждено данное постановление.
Так, по делу Я., осужденного приговором районного суда г. Калининграда от 05 марта 2008 года машинописным текстом изготовлен бланк постановления о проведении проверочной закупки, из которого следует, что оно утверждено начальником РОВД Ф.В.М, Однако от руки приписаны буквы «и.о.» и поставлена неразборчивая не расшифрованная подпись неизвестного лица.
К тому же, на напечатанном бланке постановления о рассекречивании результатов ОРД и передачи их следователю от руки вписано, что оно вынесено Ф., но подписано с пометкой «и.о.» также не установленным лицом.
Такие же обстоятельства имели место и по делу М., осужденного приговором районного суда Калининградской области от 29 сентября 2008 года. На бланке напечатана фамилия начальника ОВД А.Н. Л., от руки дописано «зам» и поставлена неразборчивая подпись. Постановление о рассекречивании результатов ОРД вынесено аналогичным образом.
Вышеуказанное имеет значение, потому что при определенных условиях, когда, например, невозможно установить лицо, утвердившее постановление, либо у этого лица отсутствуют соответствующие полномочия, такие нарушения при составлении постановлений могут быть приравнены к их отсутствию. Отсутствие же постановления, как это следует из практики Верховного Суда РФ, является основанием к отмене приговора и прекращению дела.
По некоторым делам постановления о проведении проверочных закупок соответствуют требованиям закона, но постановления о рассекречивании материалов ОРД содержат те же недочеты.
По делу Р., осужденной приговором районного суда г. Калининграда от 15 июля 2008 года, бланк напечатан от имени начальника ЛОВД на водном транспорте М.В.А., а подписан с пометкой «зам» неизвестным лицом.
По делу Т., осужденного 06 октября 2008 года районным судом г. Калининграда, в бланке, напечатанном от имени того же М.В.А., также дописано «зам» и поставлена подпись уже другого лица.
По делу С., осужденного 28 апреля 2008 года районным судом г. Калининграда, в бланке, напечатанном от имени начальника ЛОВД на станции Калининград Б.А.Ю., дописано «и.о.зам.» и поставлена подпись неизвестного лица.
Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении липом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.
В связи с данным разъяснением встает вопрос о возможности квалификации по ч.5 ст.ЗЗ УК РФ и соответствующей части ст.228 УК РФ действий лица, которое в ходе проверочной закупки оказало содействие закупщику в приобретении наркотического средства. При этом возникает вопрос и об обоснованности такой квалификации при наличии обстоятельств, свидетельствующих не о пособничестве в приобретении, а о незаконном сбыте наркотических средств.
Так, сотрудниками ОБНОН ОРЧ при Западном УВД на транспорте 19, 20, 21 февраля 2008 года проводились проверочные закупки наркотических средств у Л., из незаконного оборота было изъято соответственно 2,546 г, 2,524 г, 2,555 г героина, который добровольно выдала закупщица В. Из материалов оперативно-розыскной деятельности видно, что Л. занимался незаконным сбытом героина. В отношении него были возбуждены уголовные дела по ч.З ст.ЗО, п. «г» ч.З ст.228-1 УК РФ, соединенные в одно производство. На основании ст.51 Конституции РФ от дачи показаний Л. отказался.
Однако спустя почти 8 месяцев после возбуждения уголовного дела 15 октября 2008 года у Л. принята явка с повинной, в которой он сообщил, что он оказал помощь В. в приобретении героина. В тот же день при допросе в качестве обвиняемого Л. пояснил, что вследствие просьб и уговоров наркозависимой В. он за свои деньги приобретал героин, при встречах В. отдавала ему деньги, а он ей - наркотическое средство.
16 октября 2008 года постановлением следователя с учетом показаний обвиняемого уголовное преследование Л. по фактам покушений на незаконный сбыт героина прекращено, действия по всем эпизодам переквалифицированы на ч.5 ст.ЗЗ, ч.1 ст.228 УК РФ.
Приговором районного суда г, Калининграда от 18 декабря 2008 года Л. за пособничество в незаконном приобретении наркотических средств осужден к условной мере наказания.
Сотрудниками уголовного розыска ЛОВД на ст. Калининград 03 и 04 июля 2007 года проводились контрольные закупки наркотического средства МДМА у П., в ходе которых из незаконного оборота было изъято соответственно 0,813 г и 4,136 г МДМА, которое добровольно выдал закупщик Б.. Согласно материалам оперативно-розыскной деятельности проверочные закупки производились в связи с наличием информации о том, что П. занимается сбытом именно этого наркотического средства.
Б., допрошенный в качестве свидетеля, показал, что договаривался о покупке наркотиков именно с П., у которого впоследствии их и получал, П., напротив, пояснил, что он оказал лишь содействие Б. в приобретении наркотических средств у иного лица. В результате постановлением следователя от 17 января 2008 года (через 6 месяцев после возбуждения дела) уголовное преследование в части предъявленного П. обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.30, п. «г» ч.З ст.228-1 УК РФ прекращено за непричастностью. В постановлении указано, что опровергнуть версию обвиняемого не представилось возможным. В тот же день П. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.З ст.ЗЗ, ч.1 ст.228 и 4.5 ст.ЗЗ, ч.2 ст.228 УК РФ.
Приговором районного суда г. Калининграда от 07 марта 2008 года П. признан виновным в совершении указанных преступлений с назначением условной меры наказания.
Аналогично квалифицированы органами предварительного расследования и действия Т., осужденного районным судом г. Калининграда 11 февраля 2008 года, Г словацкого, осужденного приговором городского суда Калининградской области от 25 июня 2008 года.
В основном такие дела рассмотрены в особом порядке с назначением условной меры наказания по понятным причинам.
Представляется, что в случае такой квалификации действий обвиняемых органы предварительного расследования должны доказать, что умысел лица, оказавшего пособничество в незаконном приобретении наркотических средств, сформировался независимо от деятельности работников правоохранительных органов.
В этой связи также следует отметить случаи, когда нескольким лицам предъявлялось обвинение в покушении на незаконный сбыт наркотических средств. группой лиц по предварительному сговору либо организованной группой, но в ходе судебного заседания государственный обвинитель отказался от обвинения в этой части либо суд сам пришел к такому выводу. В результате действия одного из обвиняемых переквалифицируются на пособничество в приобретении наркотического средства закупщиком, который является либо работником милиции, либо иным лицом, участвующем в проверочной закупке.
В таких случаях суд должен мотивировать самостоятельное возникновение умысла у пособника на совершение преступных действий.
Так, приговором городского суда Калининградской области от 15 мая 2008 года М. признан виновным по ч,5 ст.ЗЗ, ч.2 ст.228 УК РФ с назначением наказания в виде лишения свободы (на следствии данные действия были квалифицированы как покушение на сбыт группой лиц по предварительному сговору).
Аналогично по предложению государственного обвинителя квалифицированы действия М., осужденного к лишению свободы приговором районного суда Калининградской области от 29 сентября 2008 года.
Также квалифицированы и действия Н., осужденного приговором районного суда Калининградской области от 05 декабря 2008 года.
Особо следует отметить уголовное дело в отношении Б. и М., которым было предъявлено обвинение в покушении на незаконный сбыт героина в крупном размере группой лиц по предварительному сговору (по нескольким эпизодам).
Государственный обвинитель посчитал, что действия Б. образуют одно продолжаемое преступление, предусмотренное п.п. «а, б» ч.2 ст.228- I УК РФ (покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, по предварительному сговору группой лиц), а действия М. - преступление, предусмотренное ч,5 ст.ЗЗ, ч.1 ст.228 УК РФ. В то же время гособвинитель, как это видно из протокола судебного заседания, пришел к выводу об отсутствии сговора. В связи с этим приговором районного суда г. Калининграда от 05 декабря 2008 года действия Б. квалифицированы по ч.З ст.30, п. «б» ч„2 ст.228-1 УК РФ с назначением наказания с применением ст.64 УК РФ, действия М. - по ч.З ст.ЗЗ, ч.1 ст.228 УК РФ. При этом из протокола судебного заседания не видно, по каким основаниям государственный обвинитель признал недостоверными исследованные судом показания Миронова на предварительном следствии о том, что они с Б. договорились о совместном сбыте наркотических средств. ОРМ по делу проводились в отношении обоих осужденных.
Более того, как видно из содержания приговора, в нем совсем не расписаны действия М. По всем эпизодам указано лишь то, что Б. сбывал героин при посредничестве М.
В практике возник вопрос следующего содержания. Если все-таки суд пришел к выводу о том. что лицо не участвовало в незаконном сбыте при проверочной закупке, а являлось пособником в приобретении с самостоятельно сформировавшимся умыслом, то следует ли применять ч,3 ст.30 УК РФ при квалификации действий.
Судами этот вопрос решался по-разному.
Так, по вышеупомянутому делу М. его действия не расценены как покушение. Также квалифицированы действия П., осужденного приговором районного суда г. Калининграда от 07 марта 2008 года, Н., осужденного приговором районного суда Калининградской области от 05 декабря 2008 года и др.,
В иных случаях такие действия квалифицированы как покушение на пособничество в незаконном приобретении (дело Г., осужденного приговором городского суда Калининградской области от 25 июня 2008 года, М. и Я. - кассационное определение от 12 августа 2008 года), либо пособничество в покушении на незаконное приобретение (дело С, осужденного приговором районного суда г. Калининграда от 14 января 2008 года, Д, К - кассационное определение от 17 марта 2009 года)
Как и в указанных выше случаях переквалификации со сбыта на пособничество в приобретении, так и по иным делам, когда суды по предложению государственных обвинителей, зачастую не содержащих обоснованной мотивации, приходят к выводу о самостоятельном характере действий лиц, которым вменялись групповые преступления, следует очень внимательно и осторожно принимать решения об исключении данного признака.
Обращает на себя внимание и вызывает определенную тревогу тот факт, что практически по всем таким делам квалифицирующие признаки «группой лиц по предварительному сговору» и «организованной группой» исключены судами в соответствии с позициями государственных обвинителей, которые далеко не всегда мотивированны и основаны на материалах дела.
Так, А. и Б. обвинялись в том, что в составе организованной группы совершили несколько покушений на незаконный сбыт героина, в том числе и в особо крупном размере. По предложению государственного обвинителя действия указанных лиц переквалифицированы.
Приговором районного суда г.Калининграда от 04 мая 2008 года А. осуждена по ч.1 ст.228 УК РФ и назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы, Б. - по ч.З ст.30, ч.1 ст.228-1 УК РФ и по ч.З ст.ЗО, п. «б» ч.2 ст.228-1 УК РФ. При этом из материалов дела видно, что осужденные являлись сожителями, оперативно-розыскные мероприятия проводились в отношении обоих, на предварительном следствии Б. подробно пояснял о совместном совершении сбыта.
По делу Х. и Л., осужденных приговором районного суда г. Калининграда от 16 октября 2008 года, государственный обвинитель, как это видно из приговора суда, исключая признак сбыта как совершенного группой лиц по предварительному сговору, указал следующее.
Х. и Л. отказались от данных ими показаний на предварительном следствии, мотивируя это тем, что они были даны под давлением сотрудников наркоконтроля. Доказательств, неопровержимо подтверждающих наличие сговора, в судебном заседании не добыто.
Представляется, что такая оценка возможна лишь при наличии объективных данных, подтверждающих пояснения подсудимых об оказании на них давления.
Вместе с тем по ряду дел, суды, придя к выводу о наличии в действиях признака «группой лиц по предварительному сговору», в приговорах приводят убедительные обоснования. Как показывает практика, случаев исключения данного признака и самостоятельной квалификации действий соучастников кассационной инстанцией в последнее время не было.
Как примеры можно привести приговоры районного суда г Калининграда от 15 апреля 2007 года в отношении П., районного суда Калининградской области в отношении М. и Т., районного суда Калининградской области от 23 января 2008 года в отношении Ж. и Б., а так же ряд других.
Действия лица, сбывающего с корыстной целью под видом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов какие-либо иные средства, следует рассматривать как мошенничество.
Переквалификация действий, вмененных как сбыт, на мошенничество, если эти обстоятельства установлены в судебном заседании, представляется невозможной, так как обман или злоупотребление доверием не вменялись.
Т. утверждал, о том, что он решил обмануть «закупщицу», продав «аскофен-П» как наркотическое вещество. В судебном заседании установлено, что целостность упаковки не сохранена, наряду с 0,013 г метамфетамина в смеси, действительно содержались вещества, входящие в «аскофен-п», помимо этого в смесь по неизвестным причинам попал еще и фенолфталеин, который по компонентному составу совпал с тем, которым обрабатывались использованные по данному делу при контрольной закупке денежные купюры. При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу, что версия Т. не опровергнута. Вместе с тем переквалификация действий на ч.1 ст. 159 УК РФ является необоснованной.
Пересылка - действия лица, направленные на перемещение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов адресату, когда эти действия по перемещению осуществляются без непосредственного участия отправителя. Ответственность лица как за оконченное преступление наступает с момента отправления письма, посылки, багажа с содержащимися в нем средствами независимо от получения их адресатом.
На обобщение представлено одно такое дело в отношении К., осужденной приговором городского суда Калининградской области от 26 марта 2008 года. К. признана виновной в том, что в начале ноября 2007 года приобрела с целью сбыта 10 ампул сильнодействующего вещества диазепам массой 0,1 г, которые незаконно хранила с целью сбыта, 14 ноября 2007 года через почтовое отделение незаконно переслала на Украину указанные ампулы, которые были изъяты работниками УФСКН.
Действия К. правильно квалифицированы как оконченное преступление - незаконные приобретение, хранение, пересылка в целях сбыта сильнодействующих веществ - по ч.1 ст.234 УК РФ.
В силу примечания 1 к ст.228 УК РФ освобождение лица за совершение преступлений, предусмотренных этой статьей, возможно при наличии совокупности двух условий:
добровольной сдачи лицом наркотических средств,
активных действий, которые способствовали раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств,
Также Пленум разъясняет, что добровольная сдача наркотических средств означает выдачу лицом таковых представителям власти при наличии у этого лица реальной возможности распорядиться ими иным способом.
По делу Ж., осужденного приговором районного суда г. Калининграда от 15 октября 2008 года, кассационная инстанция установила, что Ж. при допросе его в качестве подозреваемого в присутствии защитника пояснил о наличии у него в квартире наркотических средств, их местонахождении, количестве, а также и о месте приобретения. При этом заявил о желании добровольно сдать их. С учетом данных обстоятельств судебная коллегия приговор в части осуждения Ж. по ч.1 ст.228 УК РФ отменила и дело прекратила.
Представляется, что сообщение о месте приобретения наркотических средств должно быть конкретным, с указанием адреса либо лица.
Постановлением районного суда г. Калининграда от 01 октября 2008 года в соответствии с отказом от обвинения государственного обвинителя, посчитавшего, что Ф. добровольно выдал 971,18 г марихуаны, уголовное дело прекращено в части. Из постановления суда и следует, что активные действия по пресечению заключались в добровольной сдаче, что не соответствует содержанию примечания I к ст.228 УК РФ.
Субъектом преступления, предусмотренного ст.228-2 УК РФ (нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ), может быть лишь лицо, в обязанности которого в соответствии с установленным порядком (например, служебной инструкцией, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица) входит соблюдение соответствующих правил или контроль за их соблюдением при совершении действий, перечисленных в ч,1 ст.228-2 УК РФ.
За исследуемый период рассмотрены два таких уголовных дела в отношении врачей анестезиологов-реаниматологов МУЗ «Центральная городская больница городского округа», Р. и Б., по обоим городским судом Калининградской области приняты решения о прекращении дел в связи с деятельным раскаянием.
Применение статьи 231 УК РФ, предусматривающей ответственность за культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества, особых трудностей не вызывает.
По смыслу ст.231 УК РФ культивирование означает создание специальных условий для посева и выращивания наркосодержащих растений, а также совершенствование технологии их выращивания, выведение новых сортов, повышение их урожайности и устойчивости к неблагоприятным погодным условиям.
Так, по делу К., осужденного приговором городского суда Калининградской области от 08 мая 2008 года обоснованно исключен признак культивирования. Как установлено судом, К. незаконно высадил в своей теплице в целях дальнейшего выращивания семена конопли, выращивал их до стадии созревания растений, ухаживал за ними, поливал и пропалывал.
Однако при аналогичных обстоятельствах городской суд приговором от 18 декабря 2008 года признал Г. виновным в культивировании запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества, то есть в их выращивании. Такая квалификация противоречит содержанию ч.1 ст.231 УК РФ, поскольку отождествляет понятия выращивание и культивирование. Из содержания статьи, видно, что законодатель имел в виду культивирование сортов, чего по данному делу не установлено.
Суды правильно квалифицировали действия по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью ст. 231 УК РФ и ст.228 УК РФ в тех случаях, когда виновные совершали посев, выращивание и последующее хранение в крупном или особо крупном размерах.
Следует обратить внимание, что при рассмотрении таких дел необходимо руководствоваться постановлением Правительства РФ от 03 сентября 2004 года №454 «О запрещении культивирования на территории РФ растений, содержащих наркотические вещества», которым утверждены размеры запрещенных к возделыванию растений. Это кактус, содержащий грибы, мескалин, кат, кокаиновый куст, конопля, опийный мак, эфедра, содержащие псилоцибин и (или) псилоцин.
Действия лица, связанные с незаконным перемещением наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, сильнодействующих и ядовитых веществ через таможенную границу РФ, подлежат квалификации по ч.2 ст. 188 УК РФ. При этом не имеет значения количество веществ, перемещенных через таможенную границу помимо или с сокрытием от таможенного контроля, а также с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряженное с недекларированием или с недостоверным декларированием.
Если лицо кроме контрабанды совершает иные действия, связанные с незаконным оборотом наркотиков, содеянное им при наличии к тому оснований подлежит дополнительной квалификации по ст.228 или по ст.228-1 УК РФ.
Так, А. 13 августа 2007 года на территории Литвы совершила действия по приготовлению к преступлению, а именно с целью дальнейшего сбыта на территории РФ приобрела наркотическое средство -героин массой 544,227 г, что является особо крупным размером, и, имея умысел на сбыт наркотического средства, не довела его до конца по независящим от нее обстоятельствам, так как была задержана сотрудниками таможни.
Приобретенный с целью сбыта в Литовской республике героин массой 544,227 в тот же день А. прикрепила на тело при помощи липкой ленты и примерно в 18-30, не задекларировав его, ни устно, ни письменно, и не представив к таможенному досмотру, незаконно переместила указанное наркотическое средство через таможенную границу, где на таможенном посту «Чернышевское» оно было обнаружено и изъято.
Приговором районного суда Калининградской области от 22 апреля 2008 года А. осуждена по совокупности преступлений, предусмотренных ч,2 ст. 188, ч.1 ст.ЗО, п. «г» ч.З ст.228-1 УК РФ.
С учетом того, что органами предварительного расследования фабула обвинения была изложена так, как указано выше, суд в приговоре при обосновании квалификации правильно указал, что приготовление к незаконному сбыту наркотических средств выразилось в незаконном приобретении с целью сбыта наркотических средств в особо крупном размере на территории Литвы.
Судом кассационной инстанции приговор оставлен без изменения. Осуждение за действия на территории Литвы соответствует положениям ст. 12 УК РФ, регламентирующей действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступления вне пределов РФ.
Сама по себе квалификация действий как контрабанды трудностей у судов не вызывает. Однако но делу В. и Ф., осужденных приговором районного суда Калининградской области от 14 марта 2008 года, возникла следующая ситуация.
Судом установлено, что В. создал организованную группу, состоящую из него и Ф. с целью приобретения наркотических средств в Польше и незаконной реализации их на территории Калининградской области.
Реализуя задуманное, В. на территории Польши незаконно приобрел 10,02 г амфетамина сульфата, которое 08 октября 2006 года поездом незаконно переместил через таможенную границу на территорию Калининградской области, где передал его Ф. В свою очередь Ф незаконно за 800 евро сбыл его «Пикулину» под контролем оперативных служб.
Действия В. но указанному эпизоду квалифицированы судом по ч.З ст.ЗЗ, ч.4 ст. 188 УК РФ как организация контрабанды наркотических средств, совершенных организованной группой, а также по ч.З ст.ЗЗ, ч.З ст.30, п.п. «а, г» ч.З ст.228-1 УК РФ как организация покушения на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, совершенного организованной группой.
Действия Ф. квалифицированы по ч.4 ст. 188 УК РФ как контрабанда наркотических средств, совершенная организованной группой, а также как покушение на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере организованной группой.
Также ими были совершены аналогичные преступления и 16 октября 2006 года.
Приговор суда был изменен кассационной инстанцией, как по эпизодам от 08 октября, так и от 16 октября 2006 года. При этом кассационная инстанция указала следующее.
Признав В. и Ф. виновными в совершении преступлений организованной группой, суд свои выводы надлежащим образом не мотивировал, доказательств того, что существовала договоренность об объединении в устойчивую организованную группу для совершения преступлений, не привел, а между тем в силу ч.З ст.33 УК РФ только при наличии таких достоверно установленных данных преступление признается совершенным организованной группой.
Учитывая данные обстоятельства и, принимая во внимание фабулу обвинения, изложенную в описательно-мотивировочной части приговора, судебная коллегия действия В. и Ф. по сбыту наркотиков расценила как совершенные группой лиц по предварительному сговору.
В силу ч.З ст.34 УК РФ уголовная ответственность организатора преступления наступает по статье, предусматривающей наказание за совершение преступления' со ссылкой на ст.ЗЗ УК РФ, за исключением случаев, когда он одновременно является соисполнителем преступления.
С учетом того, что судом была установлена роль В. как соисполнителя в сбыте наркотиков и единственного исполнителя контрабанды 08 октября 2006 года, квалификация его действий по ч.З ст.ЗЗ УК РФ признана излишней и исключена из обвинения.
Действия В. по этому эпизоду квалифицированы по ч.2 ст. 188, ч.З ст.30, п. «г» ч.З ст.228-1 УК РФ. Действия Ф. квалифицированы по ч.З ст.30, п. «г» ч.З ст.228-1 УК РФ, приговор в части осуждения Ф. по ч.4 ст. 188 УК РФ отменен, дело прекращено за отсутствием в деянии состава преступления. Аналогичное решение принято и по второму эпизоду обвинения.
Под организацией притона следует понимать подыскание, приобретение или наем жилого или нежилого помещения, финансирование, ремонт, обустройство помещения различными приспособлениями и тому подобные действия, совершенные в целях последующего использования указанного помещения для потребления наркотиков.
Под содержанием притона следует понимать умышленные действия лица по использованию помещения, отведенного и (или) приспособленного для потребления наркотических средств, по оплате расходов, связанных с существованием притона после его организации либо эксплуатацией помещения (внесение арендной платы за его использование, регулирование посещаемости, обеспечение охраны и т.д.). По смыслу закона содержание притона будет оконченным преступлением лишь в том случае, если помещение фактически использовалось одним и тем же лицом несколько раз либо разными лицами для потребления наркотических средств. При этом не имеет значения, преследовал ли виновный корыстную или иную цель.
Кассационной инстанцией отменен приговор районного суда Калининградской области от 17 октября 2008 года в части осуждения Х. по ч.1 ст.232 УК РФ с прекращением дела. В кассационном определении указано следующее. В обоснование вывода о содержании притона суд сослался на показания Р. и У., при этом не учел, что эти лица, как и сама осужденная, являлись наркозависимыми, вместе проживали в одной квартире, а с Р. Х. совместно сбывала наркотические средства. Доказательств специального отведения и приспособления жилого помещения для потребления наркотических средств, регулирования посещаемости, обеспечения охраной, указывающих на наличие явных признаков притона, в приговоре не приведено и материалами дела не установлено.
Органы предварительного расследования, в частности ФСКН, в прошлые годы направляли в суд дела, когда на вырученные от продажи наркотических средств деньги лицо приобретает какое-либо имущество. Эти действия квалифицировались по ч.1 ст. 174 или ст. 174-1 УК РФ как совершение финансовых операций или других сделок с денежными средствами, приобретенными в результате совершения преступления. Суды правильно устанавливали отсутствие в действиях указанных составов преступлений.
Согласно ст.З ФЗ от 07 августа 2001 года «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» под легализацией доходов, полученных преступным путем, понимается придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученным в результате совершения преступления, то есть совершение действий с доходами, полученными от незаконной деятельности, таким образом, чтобы источники этих доходов казались законными, а равно действий, направленных на сокрытие незаконного происхождение таких доходов,
Однако приговором районного суда г. Калининграда от 09 апреля 2008 года В. осужден по ч.2 ст.228 и ч.1 ст.174 УК РФ.
В. признан виновным в том, что незаконно без цели сбыта хранил не менее 3 кг марихуаны, часть которого не установленное следствием лицо без ведома В. незаконно сбыло, а часть вырученных денег в сумме 250 000 рублей передало В. Оставшуюся часть марихуаны В. продолжал незаконно хранить до обнаружения ее работниками ФСКН, было изъято 1779,49 г и 128,12 г. Полученные в результате незаконных действий не установленного лица с наркотическими средствами 250000 рублей, используя услуги АКБ «Инвестбанк», В. легализовал, совершив финансовую операцию по покупке 7000 евро.
Представляется, что по вышеуказанным основаниям в действиях В. отсутствует состав преступления, предусмотренного ч.1 ст.174 УК РФ.
Вместе с тем, совсем не понятно, почему же, имеющий не погашенную судимость по ч.1 ст.228 УК РФ (в ред. 1996 года), освободившийся из мест лишения свободы условно-досрочно, совершивший незаконные действия с наркотическим средством в особо крупном размере (незаконное хранение около 2 кг марихуаны, которая у него была изъята), В. осужден к условной мере наказания.
Зачастую суды допускают ошибки при назначении наказания по делам, рассмотренным в особом порядке, при покушении, при наличии смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п.п. «и, к» ст.61 УК РФ.
Так, приговором районного суда г. Калининграда от 20 мая 2008 года С. осужден за три преступления, предусмотренных ч.З ст.30, ч.1 ст.228-1 УК РФ, за каждое из которых назначено по 3 года лишения свободы, на основании ч.3 ст.69 УК РФ назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы.
Кассационной инстанцией снижено наказание по каждому эпизоду до 2 лет 6 месяцев лишения свободы и по совокупности преступлений до 3 лет 6 месяцев лишения свободы и указано следующее.
В качестве смягчающего наказание обстоятельства судом признано активное способствование раскрытию преступления. Суд, приняв положения ст.62 и ст.66 УК РФ, а также ч.7 ст.316 УГЖ РФ, предусматривающие фиксированные пределы для наказания, назначил несправедливое чрезмерно суровое наказание.
Аналогичные ошибки были допущены и по многим другим делам. В результате чего наказание снижалось, как в кассационной инстанции, так и президиумом областного суда.
Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 19 августа 2008 года изменен приговор Черняховского городского суда Калининградской области от 27 июня 2008 года в отношении Р. По ч.3 ст.30, 4.1 ст.228-1 УК РФ снижено наказание с 3 лет 6 месяцев лишения свободы до 3 лет лишения свободы с указанием на то, что суд не учел положения ст.62 и 66 УК РФ и ч.7 ст.316 УК РФ.
Постановлением президиума от 13 октября 2008 года приговор и кассационное определение по делу изменены, наказание снижено до 2 лет 11 месяцев лишения свободы. При этом указано, что, снижая наказание, суд кассационной инстанции не учел иные установленные приговором смягчающие наказание обстоятельства: совершение преступления впервые, молодой возраст, состояние здоровья.
Согласно ч.7 ст.246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным ст.24 и 27 УПК РФ. То есть требуется вынесение соответствующего постановления суда.
Однако, как показала проверка дел, городской суд Калининградской области таких постановлений не выносит.
Так, П. наряду с иными составами преступлений обвинялась в организации притона для потребления наркотических средств - по ч.1 ст,232 УК РФ. Государственный обвинитель в этой части в судебных прениях от обвинения отказался.
Суд сослался в приговоре от 10 ноября 2008 года на данное обстоятельство, но решения в части обвинения по ч.1 ст.232 УК РФ не принял, соответствующего постановления не вынес.
По делу Т., осужденного приговором того же суда от 06 июня 2008 года, государственный обвинитель отказался от обвинения по двум эпизодам покушения на сбыт наркотических средств. Постановления также никакого не вынесено.
Установлен случай, когда отсутствие такого постановления повлекло отмену приговора кассационной инстанцией в части с прекращением дела.
Приговором районного суда г. Калининграда от 19 ноября 2008 года С. осужден за два преступления, предусмотренных ч.3 ст.ЗО, ч.1 ст.228-1 УК РФ и по ч.1 ст.228 УК РФ. Кассационная инстанция указала следующее,

Из материалов дела и протокола судебного заседания усматривается, что 06 ноября 2008 года при рассмотрении дела по ходатайству обвиняемого в особом порядке государственный обвинитель отказался от обвинения С. по ч.1 ст.228 УК РФ. Суд в нарушение требований ч.7 ст.246 УПК РФ не прекратил уголовное дело и уголовное преследование С. в указанной части, вынес постановление о прекращении особого порядка и рассмотрении дела в общем порядке. При рассмотрении дела суд признал С. виновным по ч.1 ст.228 УК РФ в соответствии с позицией государственного обвинителя, не смотря на ранее заявленный отказ от обвинения в этой части.
Согласно ч.5 ст. 278 УПК РФ при необходимости обеспечения безопасности свидетеля, его близких родственников, родственников и близких лиц суд без оглашения подлинных данных о личности свидетеля вправе провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, о чем выносит определение или постановление. Представляется, что в таких случаях суд должен отразить в протоколе суда сведения об установлении личности свидетеля без оглашения подлинных данных.
Нельзя признать правильным, когда в протоколе не отражаются действия суда по вскрытию конверта и установлению личности свидетеля, а указывается лишь его псевдоним, как это имело место по делу М., осужденного приговором районного суда Калининградской области от 16 апреля 2008 года. Каким образом суд удостоверился в личности засекреченного свидетеля, из протокола не понятно. Указано лишь то, что устанавливается личность свидетеля: «Павленко».

Судебная коллегия по уголовным делам

Калининградского областного суда

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ iconОбобщение практики рассмотрения судами Кировской области уголовных...
Оведено обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных,...

Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ iconОбзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных...
Ной области и автономных округов, окружными (флотскими) военными судами изучена судебная практика по уголовным делам о преступлениях,...

Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ iconОбзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных...
Ной области и автономных округов, окружными (флотскими) военными судами изучена судебная практика по уголовным делам о преступлениях,...

Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ iconУтверждено Постановлением президиума Амурского областного суда от...
Согласно статистическим данным (форма №1), динамика рассмотрения судами области уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических...

Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ iconСправка по итогам изучения практики рассмотрения Нарьян-Марским городским...
Настоящее обобщение проведено в соответствии с планом работы Нарьян-Марского городского суда на первое полугодие 2017 года

Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ iconРекомендации по унификации и гармонизации законодательства государств...
Рекомендации по механизмам определения крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей...

Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ iconСправк а по результатам обобщения практики рассмотрения судами Челябинской...
Настоящее обобщение проведено в соответствии с планом работы Челябинского областного суда на ii-е полугодие 2007 года

Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ iconСтатья: Ответственность за употребление наркотических средств и психотропных веществ
Действующим законодательством незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также потребление...

Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ iconУказатель судебной практики
Обобщение практики рассмотрения судами Республики Карелия уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, за 9 месяцев...

Обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ iconПравила ведения и хранения специальных журналов регистрации операций,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Право





При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
p.120-bal.ru
Поиск