Женщины Франции в межвоенный период: культурные представления и социальные практики







Скачать 469.12 Kb.
НазваниеЖенщины Франции в межвоенный период: культурные представления и социальные практики
страница1/3
Дата публикации09.02.2016
Размер469.12 Kb.
ТипАвтореферат
p.120-bal.ru > История > Автореферат
  1   2   3



Фетисова Наталья Юрьевна

«Женщины Франции в межвоенный период: культурные представления и социальные практики»

07.00.03.

исторические науки

Д 002.249.01

Институт всеобщей истории Российской академии наук

119334, Москва, Ленинский проспект, 32а

Тел. 938-00-76

Дата размещения на сайте 26.10.08.

Сайт: www.igh.ru.
Предполагаемая дата защиты 26 ноября 2008 г.

На правах рукописи




Фетисова Наталья Юрьевна

Женщины Франции в межвоенный период: культурные представления и социальные практики

Специальность 07.00.03. – всеобщая история

(новейшая история)
АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва,

2008

Работа выполнена в Центре интеллектуальной истории

Института всеобщей истории Российской академии наук

Научный руководитель д.и.н., профессор

Репина Лорина Петровна


Официальные оппоненты д.и.н., профессор Канинская Галина Николаевна
д.и.н., профессор Чеканцева Зинаида Алексеевна

Ведущая организация – кафедра теории и истории культуры Российского государственного гуманитарного университета

Защита диссертации состоится 26 ноября 2008 г. в 11 часов 00 мин. на заседании диссертационного совета Д002. 249.01. при Институте всеобщей истории РАН по адресу: 119334, Москва, Ленинский проспект, 32а (ауд.1406).


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИВИ РАН


Автореферат разослан « » октября 2008 г.
Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук Н.Ф. Сокольская


Актуальность темы исследования. В настоящее время гендерная проблематика активно развивается в мировой историографии. Принадлежность к определенному полу, расе, социальному классу влияет на возможность получить хорошее образование, высокооплачиваемую работу, добиться властных полномочий. Именно поэтому исследования гендерных отношений привлекают все больше и больше внимания в обществах, стремящихся к политическому и социальному равенству, и особенно актуальны для современной России, пытающейся преодолеть последствия социально-политических и идеологических сдвигов 1990-х гг. В этой связи богатый на культурные и социальные трансформации межвоенный период французской истории позволяет лучше понять, как функционируют гендерные структуры, насколько реальная практика расходится с доминирующими в обществе гендерными представлениями и как, в свою очередь, влияет на них, в какой степени поведение личности обусловлено социальным влиянием, как складывается гендерная идентичность женщин в условиях кризиса привычных гендерных ролей. Особое значение имеет изучение нетрадиционных способов властвования, с помощью пока мало исследованных неявных механизмов, не вписанных в публичные структуры власти и слабо в этом смысле институализированных. Это напрямую затрагивает проблему публичной и приватной сфер, их взаимоотношения и соотношения с политической системой общества – вопрос, который остро стоит и перед современной Россией. Актуальной задачей современной историографии является анализ способов сохранения и воспроизводства гендерных отношений через различные практики социализации, эффективность аппарата принуждения и социального программирования, степень предоставляемой свободы, стратегии, позволяющие женщинам выходить за рамки поведенческих установок, предписанных идеологией, а также механизмы адаптации обоих полов к изменяющимся реалиям жизни.
Степень изученности темы. Выбор темы обусловлен не только ее актуальностью, но и недостаточной степенью ее разработки в современной историографии.

Междисциплинарный характер тематики диссертации определил необходимость обращения к широкому кругу работ, которые условно можно разделить на несколько групп.

В первую группу входят фундаментальные труды по истории женщин в XIX – XX вв. Прежде всего, это «История частной жизни» (том IV – V)1, в которой анализируется история семьи во Франции, Англии, Италии, Швеции, Германии и США на протяжении двух столетий. В фокусе внимания исследователей оказываются различные сюжеты –семейная и демографическая политика, материнство, сексуальность, воспитание и образование, история контрацепции, феминистское движение, телесность и т.д. В этом же русле написана «История женщин на Западе»2, которая описывает повседневную историю обычных женщин, роли, которые они играли в обществе, их репрезентации. В этих двух грандиозных проектах, задавших тон последующим исследованиям, история женщин впервые вписана в общую историю, а история француженок, представленная на фоне истории других женщин на Западе, позволяет выявить типичное и особенное в их движении к равным с мужчинами правам и возможностям. Следующие два произведения воссоздают историю французских женщин, не вписывая ее в более широкий европейский контекст. «История женщин во Франции»3 представляет историю француженок начиная с Революции 1789 г. до конца XX века. Работа построена вокруг значимых событий французской истории – Великой Революции, 1848 г., Парижской коммуны, Первой и Второй мировых войн, войны в Алжире, 1968 г. Социальная тематика – воспитание, образование, работа, история телесности и материнства – разрабатывается параллельно культурной истории репрезентаций, описываются типичные для каждого периода гендерные стереотипы, а также высказывания женщин и высказывания о женщинах. Исследование «Женщины, участницы Истории: Франция, 1789-1945»4, охватывая более скромный период, представило более четкую хронологию женской истории, не всегда совпадающую с так называемой «мужской» официальной историей. Все эти работы, опираясь на опыт предыдущих исследований, задают общий контур истории французских женщин в XIX – XX вв., написанной в гендерном ключе, не вдаваясь, однако, в детальный анализ отдельных вопросов и отдельных этапов.

Наибольшее число трудов разрабатывает тематику феминизма и участия женщин в рабочем движении. Отдельного внимания заслуживает произведение Е. Долеана и Ж. Деова5, в котором поднимаются вопросы социальной политики Франции, увеличение зарплат рабочих и улучшение условий труда. Несмотря на то, что в исследовании практически не учитывается положение работниц, оно по-прежнему остается одним из самых полных по данному периоду. «Женщины и феминизм во французском рабочем движении»6 М. Зильберберг-Окар ставит под сомнение привычное для историков рабочего движения разделение на публичное и частное, доказывая, что женщины занимали важное место в процессе формирования рабочего класса. В обширных трудах А. Деко и М. Альбистюра, Д. Армогата,7 основанных на разнообразных источниках авторы описывают наиболее знаменитые забастовки с участием женщин, показывают, что хотя женщины участвовали в стачках и забастовках реже, чем мужчины, зато были активнее в выдвижении требований. Среди работ, освещающих политическое положение француженок, их участие в рабочих движениях, партиях и профсоюзах особое значение имеют исследования М. Доган, Ж. Нарбонн и М. Колен8, которые не потеряли актуальности до сих пор: было замечено, что, несмотря на низкий уровень участия женщин в профсоюзах в целом по стране, в отдельных отраслях уровень женской синдикализации был высок. Низкий уровень участия женщин в профсоюзах объяснялся трудностями, с которыми сталкивались женщины, переходя в традиционно мужскую область политики, например, с открытой враждебностью мужчин. Эти же авторы показали, что феминистки среднего класса не изолировали себя от простых работниц, а активно набирали среди них сторонников, защищали на партийных собраниях право женщин на работу, влияли на то, чтобы профсоюз учитывал интересы женщин. Несмотря на то, что во всех вышеописанных работах отдельные положения, связанные с мужскими и женскими стратегиями политической и социальной борьбы, а также взаимосвязью репрезентаций феминности и маскулинности с категорией власти не получили развития, эти исследования остаются основополагающими для изучения истории феминизма, на что указала в своей статье одна из крупнейших современных исследовательниц этого вопроса Л. Фрадер9. Она также указала на то, что межвоенный период французской истории остается наименее изученным, что необходимо рассматривать то, каким образом неравенство инкорпорировано в само понятие работы и определенные профессии, как соотносится феминность с «работницей».

Следующая группа исследований акцентирует внимание на работе женщин. В книге «Женская работа и работа на дому»10, построенной на основании проведенного опроса работниц, рассматривается, в основном, занятость женщин по изготовлению одежды на дому в период с 1930-х гг., оплата и условия домашнего труда сравниваются с оплатой и условиями работы в ателье, возраст работниц соотносится с их мобильностью, выясняются причины, по которым женщины предпочитают работать на дому, а не в ателье, несмотря на очевидные преимущества последнего. Авторы опровергают мнение о том, что именно буржуазия была наиболее ригидна в вопросе женской занятости вне дома. В книге Джеймса МакМиллана11 дается общая тенденция изменения занятости городских женщин среднего класса, постепенно оставлявших работу на дому в связи с образовательной реформой и экономической необходимостью, однако некоторые существенные вопросы, например, причины выбора той или иной профессии, остаются нераскрытыми. Исследование Ги Тиллье12 посвящено работе француженок в администрации в XX веке, однако основное внимание уделено периоду после Второй мировой войны. Исследователь отходит от прогрессистских позиций, показывая периоды отката, однако не уделяет внимания женским стратегиям на пути к административным постам. Книга «Женщины на заводе во Франции в межвоенный период»13 поднимает проблемы дискриминации работниц, их участие в профсоюзах и забастовках, т.е., главным образом, социальные вопросы, практически не затрагивая частную жизнь. Жизнь и быт крестьянки в начале XX века реконструируется только в книге «Мамаша Дени» Сержа Графто14, причем автор прослеживает судьбу нескольких поколений одной семьи, оставляя в центре внимания связующее звено: главную героиню, бретонскую крестьянку, ставшую известной во всей Франции после проведенного с ней интервью. Все эти произведения затрагивают только отдельные категории работающих женщин, не представляя комплексного исследования занятости француженок разных слоев общества в период между двумя мировыми войнами.

Следующая группа работ, включающая детальный фактический материал, хронологию событий и богатые статистические данные, обращается к проблемам образования во Франции. Здесь выделяется книга Антуана Про «История образования во Франции»15, в которой эволюция женского образования представлена как часть общей тенденции к светскому, бесплатному образованию для всех граждан, к единой школе. Работа Джона Тальбота16 ставит акцент на образовательной реформе 1924 г., открывшей женщинам дорогу в университеты, показывает длительность трансформаций, первые результаты которых начали проявляться только накануне Второй мировой войны. Среди работ, связанных с гендерным анализом сферы образования следует выделить труды Кароль Лекюйе17, охарактеризовавшей основные этапы вхождения женщин в сферу высшего образования и связанное с этим появление стереотипов. В нескольких статьях18, появившихся в специальном номере журнала «Клио», рассматривается специфика женского образования до унификации программ обучения, а также приобретение опыта совместного обучения юношей и девушек. Авторы подчеркивают, именно в межвоенный период сложилась ситуация, когда в обществе принимался сам факт женского образования, равного мужскому, тогда как теоретически доказывалось обратное.

Среди исследований, посвященных истории сексуальности, в первую очередь следует отметить «Сексуальность и история» Ивонн Книбилер19, «Любовь и сексуальность на Западе»20, а также «Занимаясь любовью. Тело и пол от греков до Фрейда» Тома Лакера21. Все эти три работы отличаются широтой постановки проблемы, охватом большого временного периода, что позволяет проследить изменения представлений о мужском и женском теле, сексуальности и любви в европейской культуре. Во всех работах отрицается поступательный прогресс женской эмансипации, знавшей взлеты и падения в зависимости от эпохи.

Следующая группа работ22 рассматривает влияние христианской традиции на становление европейского отношения к сексуальности, подчеркивается разрыв между церковными запретами, табуирующими сексуальность, и библейскими рассказами, проникнутыми эротизмом. Несмотря на обилие работ во Франции по проблемам религии и сексуальности23, соотношение религиозных запретов и практик повседневной жизни католичек в период между двумя мировыми войнами лишь отчасти затронуто в интересной книге Мартины Севгран24, чьи исследовательские интересы, однако, приходятся, в основном, на XIX век.

Очень ценным для данного исследования стал фундаментальный труд Ж. Годме «Брак на Западе. Нравы и право»25, в котором автор тщательно анализирует французское семейное право, установленное кодексом Наполеона, описывает отношение к браку, бытующее среди разных слоев населения и укорененное в обычаях, рассматривает юридические и моральные санкции в ответ на выходящее за рамки общепринятого сексуальное поведение женщин. Превосходное исследование Анны-Мари Сон26 посвящено частной жизни француженок XIX – XX вв. В нем рассматриваются интимные вопросы повседневной жизни женщин разных классов общества, такие как гигиена, контрацепция, свободные связи, аборт, обсуждение которых долгое время табуировалось. Множество фактов, приведенных в книге, позволили скорректировать представление исследователей о границах допустимого поведения для женщин. Сексуальность женщин долгое время считалась возможной только в рамках брака и рассматривалась в тесной связи с фертильностью не только общественным мнением, но и медицинским сообществом: очень интересный анализ медицинского дискурса представлен в работе «Женщина и врачи. Исторический анализ»27, основное внимание в которой уделено периоду XIX – начала XX века. На основании этого исследования впоследствии была написана статья, посвященная проблемам сексуального образования девушек в XX веке28. Отдельного внимания заслуживает работа Алена Корбена, рассматривающего проституцию во Франции на протяжении XIX – XX вв.29. Во всех этих работах так или иначе затрагиваются вопросы трансформации в системе ценностей в отношениях между мужчинами и женщинами, изменения критериев выбора партнера, гендерных ожиданий от брака и материнства, при этом показано, как частная сфера переплетена с публичной в таких вопросах как права замужней/незамужней женщины, социальная защищенность материнства, государственный и общественный контроль женской сексуальности и т.д.

Несмотря на очевидную актуальность проблемы гендерных отношений во Франции 20-30 гг. XX века, отечественная историография до последнего времени не уделяла особого внимания данной теме: приоритетным было изучение политических, экономических и культурных сюжетов межвоенного периода, важное место отводилось социальным факторам. Следует отметить, что в отечественной историографии первые работы, связанные с гендерной проблематикой, появились в 90-е гг. и носили обобщающий характер – целью авторов статей был анализ общей картины становления и современного состояния истории женщин и гендерной истории (наибольший интерес здесь представляют работы ведущих современных исследователей Л.П. Репиной, Н.Л. Пушкаревой, Г.И. Зверевой), но в последнее десятилетие значительно возросла доля конкретно-исторических исследований, написанных в русле обозначенных методологических подходов. Что касается Франции начала XX века, то этот период затронут в работах Т.В. Королевой30. В своих статьях она рассматривает специфику французского социального феминизма и либерального женского движения в начале XX века. Автор опровергает мнение о незначительной роли женского движения при подготовке реформы среднего женского образования, подчеркивая, что женщины смогли добиться успеха, обращаясь в целом к традиционной системе ценностей, постоянно подчеркивая мысль об укреплении семьи и материнства. Именно нежелание подрывать сложившуюся гендерную систему и ориентация на решение социальных проблем позволили социальному феминизму перейти в начале XX века в фазу институциализации. Т.В. Королева подчеркивает негативный эффект гендерных стереотипов, затруднявший женщинам возможность отстаивать свои интересы.

Подводя итоги историографическому обзору, можно сделать следующие выводы: в отечественной литературе, несмотря на растущий интерес к проблемам гендерной истории, с одной стороны, и к периоду между двумя мировыми войнами в истории европейских государств, с другой, представленная в данной работе тематика не привлекла внимания исследователей. В западной историографии, несмотря на давние традиции изучения гендерных аспектов межвоенного периода французской истории, отдельные темы (например, гендерный анализ учебной, научной и художественной литературы изучаемого периода, деятельность женских католических организаций и др.) остаются либо малоизученными, либо вовсе нераскрытыми, тогда как роль системы образования, экономики и политики в гендерной социализации человека, а также проблемы частной жизни француженок представлены лучше всего, т.е. очевидна неравномерность в исследовании определенных вопросов. Кроме того, отсутствуют комплексные исследования положения француженок в 20-30 гг. XX века.
Степень изученности проблемы позволяет сформулировать цель диссертационного исследования, которая состоит в анализе социальных практик, осуществляемых француженками в повседневной жизни и выявлении специфики репрезентации французских женщин в 20-30-е гг. XX века.

Реализация поставленной цели предполагает решение следующих исследовательских задач:

– рассмотреть французскую женщину как субъект деятельности и объект контроля со стороны социальных институтов и властных структур разного уровня;

– выяснить основные сферы социальной активности француженок, возможности осуществления выбора деятельности, социализации;

– исследовать частную сферу жизни француженок в указанный период, особо обращая внимание на взаимосвязь репрезентаций телесности, сексуальности и материнства;

– выделить и проанализировать гендерные стереотипы и гендерные представления, распространенные во французском обществе 20-30 гг. XX века;

– проанализировать женские и мужские стратегии репрезентации феминности, определить различия и сходства в женских и мужских нарративах;

– соотнести изменения в моде, досуге, быте французской женщины с трансформациями гендерных отношений после Первой мировой войны.
Поставленные цель и задачи обусловили выбор теоретико-методологической основы исследования, определив необходимость привлечения главных положений и категорий гендерных исследований, теорий повседневности и телесности. Большую роль сыграли исследования, рассматривающие различные гендерные подходы – например, теория социального конструирования гендера (Дж. Лорбер, Э. Гофман, Г. Гарфинкель, Д. Зиммерман и другие), подходы к гендеру как стратификационной категории (Дж. Скотт, Т. де Лауретис и др.) и культурной метафоре.31

Гендерные отношения – это, прежде всего, отношения власти, доступ к которой отражен в представлениях о «феминном» и «маскулинном». Вопрос о роли гендера и гендерной системы в распределении властных полномочий является важной составляющей данного исследования, что неизбежно влечет за собой необходимость заимствования отдельных положений из современной концепции власти.32

Кроме того, для работы с категорией телесности был привлечен труд В. Подороги33, представившего философско-теоретические основы понятия человеческого тела, а также фундаментальные исследования М. Фуко34, рассмотревшего правила существования телесных практик, которые варьировались от эпохи к эпохе. Применительно к западной культуре нового времени Фуко исследовал карательные анатомии, при которых тело человека подвергается опосредованному воздействию через определенные внешние ему механизмы (организацию пространства и времени, ограничения подвижности или исключение из сферы юридической и моральной нормы). При этом, согласно веберовской социологии35, от индивида ожидают ориентации его поведения на установленный порядок, причем в среднем эти ожидания оправданы, поскольку упомянутые индивиды эмпирически считаются «обязанными» участвовать в действиях, конститутивных для данного сообщества, и поскольку существует шанс на то, что эвентуально, если они не захотят участвовать, их заставит повиноваться (пусть даже посредством мягких мер воздействия) «аппарат принуждения». Те, кого (в среднем) считают объектом насильственно введенных установлений, действительно – из страха, религиозных убеждений, пиетета к властителю, или любых других мотивов – считают эти установления практически «значимыми» для своего поведения и, следовательно, ориентируют (в среднем) свои действия на их смысл.

Главной исследовательской установкой стал комплексный, многоаспектный подход к рассмотрению положения французской женщины в определенный исторический период. Другая методологическая особенность исследования – сочетание двух исследовательских перспектив в подходе к изучаемой теме. Первая, историко-ситуационная, позволяет рассматривать явления в контексте соответствующей исторической ситуации. Вторая, историко-ретроспективная, дает возможность посмотреть на явления с определенной исторической дистанции с учетом сегодняшних проблем и задач исторической науки.

Интертекстуальность, одна из главных характеристик данной работы, позволяет выявить некое общее культурное информационное пространство данной эпохи, являющееся, с одной стороны, хранилищем, а с другой, – генератором культурных символов и смыслов, что делает его мощным средством воздействия на жизнь будущих поколений. При передаче константного текста от одной культурной субструктуры36 (например, профессионального сообщества) к другой (читателям, входящим в иные субструктуры с другим составом и объемом памяти) часто прибегают к редукции, пояснениям, комментариям, которые облегчают понимание данного текста, но в то же время являются ретрансляторами позиции интерпретатора, который, изучая тот или иной классический текст, либо создавая свой собственный на базе подобных текстов, дает им толкование, либо критикует. Такие переработка и переосмысление «высвечивают» коды, используемые в данный период для дешифровки текстов, а также типичные для этого времени или определенной группы людей схемы восприятия. Способ представления того или иного объекта или феномена особенно зависит также от надындивидуальных норм научных дискурсов37. Поэтому при работе с источниками особое внимание было направлено на сам текст, его стилистику, язык, структуру и семантику. Применение контент-анализа помогло выявить общие, характерные для всех проанализированных текстов черты. При этом интересно было выявить не столько то, что говорится, сколько как это говорится, т.е. сам способ презентации сообщения. То же самое относится и к визуальным источникам. Следует подчеркнуть большую роль дискурса в процессе построения гендерной идентичности, частично потому, что бинарные структуры глубоко укоренены в языке (хороший/плохой, черный/белый и др.), а также потому, что язык регистрирует противоположность между мужским и женским в бесконечном разнообразии культурно обусловленных форм.38
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Женщины Франции в межвоенный период: культурные представления и социальные практики iconДипломная работа На тему: «Международные аспекты проблемы иммиграции во Франции»
История миграционной политики Франции с начала 20 века Опыт регулирования миграции во Франции. 7

Женщины Франции в межвоенный период: культурные представления и социальные практики iconМодуль Социальная структура и духовная сфера жизни общества
Элементы социальной структуры: индивиды, социальные статусы и роли, социальные институты, социальная организация, социальный контроль....

Женщины Франции в межвоенный период: культурные представления и социальные практики iconМетодические рекомендации по организации изучения дисциплины Правовые основы работы с молодежью
Тема Политические, гражданские, социальные, экономические и культурные права человека

Женщины Франции в межвоенный период: культурные представления и социальные практики iconО мониторинге изменений федерального законодательства за период с 26. 06. 2015
О продлении срока срочного трудового договора, истекающего в период беременности женщины, до даты окончания отпуска по беременности...

Женщины Франции в межвоенный период: культурные представления и социальные практики iconОсновная образовательная программа высшего профессионального образования...
России и зарубежья, толерантно воспринимать социальные и культурные различия (ок-1)

Женщины Франции в межвоенный период: культурные представления и социальные практики iconФонд оценочных средств для проведения промежуточной аттестации обучающихся Общие сведения
Ок-1: готовность уважительно и бережно относиться к историческому наследию и культурным традициям, толерантно воспринимать социальные...

Женщины Франции в межвоенный период: культурные представления и социальные практики icon1. Дайте характеристику Конституционному праву, как отрасли права
Студентка Ревунова, отвечая на тот же вопрос, добавила, что кроме внешних функций государства существуют и внутренние функции, такие...

Женщины Франции в межвоенный период: культурные представления и социальные практики iconПрезидиума Верховного Суда Российской Федерации от 13 апреля 2011 г. Обзор надзорной практики
Возвращено заявителям и направлено на рассмотрение других органов 22 544 жалобы. Разрешено 27 334 надзорные жалобы и представления,...

Женщины Франции в межвоенный период: культурные представления и социальные практики iconПод экстремизмом, как правило, понимаются взгляды, учения или системы...
Взгляды и учения эти могут быть политические, социальные (культурные), а могут быть и религиозные. О религиозном экстремизме (сектантстве)...

Женщины Франции в межвоенный период: культурные представления и социальные практики iconДисциплины: Образ женщины и гендерные аспекты ислама
Эта инакомыслящие и инакоодевающиеся женщины должны быть поняты обществом, а для этого необходимы знания о гендерных аспектах ислама....

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Право





При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
p.120-bal.ru
Поиск