В поисках казахстанской Атлантиды…







Скачать 391.51 Kb.
НазваниеВ поисках казахстанской Атлантиды…
страница1/4
Дата публикации27.10.2017
Размер391.51 Kb.
ТипДокументы
p.120-bal.ru > Литература > Документы
  1   2   3   4
В поисках казахстанской Атлантиды…
«Будут спорить две столицы:

В чьей земле меня хранить.

Будет злющий вдоль границы

Часовой с ружьем ходить.

Чтоб мы сдохли, апатриды!

Утоплюсь-ка лучше я -

Здравствуй, остров Атлантида!

Здравствуй, родина моя...»

В. и В. Мищуки
Наверное, я начал стареть. Или, во всяком случае, усиленно взрослеть. В какой-то момент жизни мне всё чаще стал сниться дом. Нет, не нынешние мои новосибирские квартиры, которые я менял примерно раз в пять лет (после свадьбы мы с Натальей постоянно улучшали свои жилищные условия, отчего и денег хронически не хватало), а мой настоящий дом – обычная серая пятиэтажка на окраине казахстанского Павлодара, где жила моя семья, где прошло моё детство. Во снах я ходил в школу по протоптанной десятками школьных ног тропинке, играл с пацанами во дворе в «палки-банки», встречал свою любимую «классуху», всегда взволнованную математичку Людмилу Арсентьевну. Утром я просыпался с какой-то тоской внутри, и никто, даже самые любимые люди, не мог мне помочь – мне казалось, что я предал свой дом. «Я не сыном был, а жильцом», - сказал когда-то Александр Галич про таких, как я. Симптомов моей «болезни» не снимал ни просмотр старых павлодарских фотографий, ни телефонные разговоры со старыми друзьями. Надо ехать! Надо!

Когда-то я мечтал перевезти родителей в Новосибирск – мне не нравилось ездить в Павлодар, и с каждым курсом университета я ездил туда всё реже и реже. Не нравилось физически – поезда в нашу сторону после развала Союза ходили через пень колоду, и их место заняли автобусы: двенадцать, а то и все пятнадцать часов пути, чаще всего ночью, по разбитым дорогам Новосибирской области, Алтайского края и Северного Казахстана, а через неделю-полторы всё то же самое в обратном порядке. Добавьте сюда довольно унизительную процедуру прохождения двух таможенных постов и паспортного контроля, когда ваши вещи, аккуратно сложенные мамой, может вытряхнуть беспардонный таможенник на грязный стол: «Это что?» - «Свитер» - «А это?» - «Рубашка». По всей видимости, дебилам, не способным отличить собственный свитер от рубашки, въезд в Россию, был строго запрещён. Пограничники же обычно «развлекали» армейским юмором: «Сейчас ссажу тебя с автобуса, и будешь здесь жить у меня – пол мыть, пока твой паспорт не подвезут» - некоторые деревенские частенько забывали дома документы, особенно в начале раздельного существования республик. Автобусы ломались – как водится, где-нибудь в глухой степи между какими-нибудь Хабарами и такими же Табунами, и их потом вытаскивали тракторами до ближайшего населенного пункта (тогда путешествие могло занять и сутки), а пацанва из числа жителей проезжаемых деревень частенько выбивала автобусам «из Чуркистана» камнями окна невзирая на погоду и время года. В общем, поездки домой были довольно экстремальным мероприятием.

Родители из Казахстана давно уехали – сейчас мы ездим к ним в гости в другой район Новосибирска чуть не каждые выходные. Разъехались почти все друзья и одноклассники – в Москву и Питер, в Екатеринбург и Пермь, в Новокузнецк и Томск, немцы уехали в Германию, евреи – в Израиль, даже мой знакомец из параллельного класса полугрек-полугрузин Гия давно живет в Греции. Зайдите на сайт любого казахстанского города. Самый популярный раздел – форум, самая популярная тема – «ищу потерявшихся друзей и одноклассников». Истории «под копирку»: «Уехал в 97-м, живу в Дрездене (Челябинске, Хайфе, Калининграде, Нижнем Новгороде), ищу одноклассников – ау, кто где?». Повзрослевшие девчонки, вспомнившие свои девичьи фамилии, переписка типа: «Слушай, ты же с 19-й школы, а не помнишь там Димку Иванова, он в 83-м вашу школу закончил» - «Димка раньше меня закончил, плохо его помню, не знаю где он». И это всё началось задолго до появления знаменитых «Одноклассников». Казахстанцев (совсем не обязательно только казахов, скорее, наоборот) в России можно узнать по обоям на компьютере с видами однообразных страшненьких девятиэтажек из родного и любимого города, по странным «эс-эм-эскам», посылаемым друг другу в казахский праздник Нурыз 22 марта, по вниманию к новостям – то ли введут въезд по загранпаспортам в Казахстан, то ли разрешат ещё по обычным ездить, по живому обсуждению здоровья далёкого Президента Назарбаева – все знают, что он, конечно, не подарок, но все уверены, что после него придут настоящие «отморозки», как уже пришли на Украине и в Грузии…

Ехать в Павлодар было решительно незачем, но всё-таки я ехал. Я ехал ДОМОЙ. «Не зови меня, я сам приду», - пел в той же песне об отчем доме Галич.

В Казахстан российские и казахские автобусы ездят по очереди. В мои студенческие годы новосибирские автобусы считались «нормальными», а павлодарские – «убитыми». Садясь в последний, можно было не сомневаться, что в дороге с ним что-нибудь произойдёт – или колесо лопнет, или движок «сдохнет». В 2007-м году всё было наоборот – новосибирские муниципальные ПАТП на Казахстан выпускали откровенный хлам – «Икарусы» примерно одного со мной года выпуска, павлодарские же частные перевозчики набрали шикарных, хоть и уже «побегавших», «Мерседесов», «Вольво» и «Швебусов» с мягкими удобными сиденьями, кондиционерами, телевизорами и DVD-проигрывателем.

Именно на таком «Вольво» мы с Натальей ехали прохладной весенней ночью в мой родной город. В пути нам показывали какой-то длиннющий ново-русский сериал про бывшего спецназовца с несчастливой судьбой, который исключительно из соображений офицерской чести спасает страну от мировой закулисы, а заодно от доморощенных бандитов и исламистов. В какой-то момент захватывающего действа я отключился, а еще чуть позже после крика соседа спереди: «Вырубай, спят уже все!», выключили и фильм.

Все проснулись рано утром в Кулунде, мало известном простым россиянам поселке целинников, который знаменит только своим пунктом погранперехода в Казахстан. Когда-то, помнится, у нас даже анекдот такой был. У аульного (деревенского по-нашему) казаха спрашивают, мол, бывал за границей? А тот отвечает – бывал. Ему – где? А он – в Кулунде. Кто ж тогда знал, что для Казахстана и вправду Кулунда заграницей станет.

При подъезде к российскому посту водитель по громкой связи попросил приготовить паспорта, освободив их от обложек, и всего того, что обычно принято хранить в обложке паспорта, а также российские миграционные карты – специально для граждан Казахстана. По салону, сказав «Доброе утро!», пробежал молодой пограничник, который собрал в большую стопку бордовые и голубые паспорта с миграционками. Не обошлось без недоразумений – кто-то забыл зарегистрироваться в России, кто-то потерял карточку, но пограничник только поворчал на эти факты нарушения российского законодательства – всё, мол, считайте, последний раз к родне съездили, больше не пустим. «Всего доброго! До свидания!», - попрощался он на выходе. В салоне засмеялись – нехитрый юмор нашел понимание.

Становилось скучно – водитель сказал, что в базу данных нас «впечатывают» вручную, и пассажиры потребовали продолжения прерванного сериала, но поскольку никто не смог вспомнить, на чем же остановились ночью, было решено смотреть другой сериал. Опять мировое зло, опять ваххабиты, опять братки, опять мужественный и напрочь не счастливый спецназовец. Драматизм второго фильма был усилен – главный герой был слепым. Я не хотел смотреть фильм про честного, но незрячего, коммандос и вышел из автобуса. Степь, продуваемая всеми ветрами, убогие будочки российских пограничников и таможенников, шлагбаумы на разлинованном асфальте. На обочине стояли два автобуса с киргизскими номерами. Казахстан они уже проехали, но в Россию их не пускали. В салоне спали мужчины, их было видно через немытые стекла, а в кювете на костерке уже начали готовить завтрак женщины. Я разговорился с водителем, который стоял и курил, по-хозяйски опершись на махину «Вольво». «Мы еще когда? Три дня, что ли, назад в Новосибирск ехали, они уже здесь стояли, бедолаги», - сообщил водитель, - «Там же наркоту везут сплошняком – кто в желудках, кто в кишках, проверять ваши погранцы не хотят, вот и ждут пока само выйдет – кто просрётся, кто здесь же окочурится, за неделю всё понятно будет». Я спросил, когда примерно нас закончат «впечатывать» – с момента прощания пограничника прошло уже минут пятьдесят – за это время таможенники успели досмотреть сумки, которые ехали в багажном отделении. «Ну, бывает, через час отпускают, а бывает, через полтора», - ответил водитель, - «Это еще хорошо, что с нами чеченов не едет, а то началось бы – Кулунда спрашивает у Барнаула, в розыске он, нет? Ждем, пока Барнаул проснется, задаст вопрос Москве – в розыске он, нет? Потом ждем, пока Москва проснется. Москва, проснулась – нет, не в розыске, а Барнаул уже обедает, ждем, пока пообедает и Кулунде скажет, что не в розыске. Вот тогда только поехали». Минут через двадцать будка пограничников что-то пробурчала в громкоговоритель – я ничего не понял, но водитель сорвался с места и побежал к стражам рубежей. Оказалось, нас закончили «впечатывать» – водителя звали забрать наши паспорта. Все-таки не зря погранец с нами попрощался.

На казахской стороне был построен довольно приличный, а по сравнению с российскими будочками, просто шикарный, бокс, куда нас пригласил офицер-казах. Мы с Натальей оказались первыми пассажирами нашего автобуса, которым предстояло пройти досмотр и паспортной контроль. Таможенник и пограничник стояли рядышком за стойкой, похожей на стойку регистрации в аэропорту – по всему, наше появление прервало их мирную утреннюю беседу. «Ставь сумку на ленту, давай паспорт», - сказал мне пограничник. Он раскрыл мой паспорт и отсканировал его прямо на своем столе, который на секунду вспыхнул ярким светом. «Подними голову вон туда, улыбнись», - показал он мне куда-то прямо над собой, где, по всей видимости, висела камера. «Цель визита – личная?», - переспросил он, глядя в заполненную мной казахскую миграционку. Хлопок печати с датой въезда: «Всё, свободен. Не забудь зарегистрироваться – пять дней у тебя». Моя сумка к этому времени уже проехала через рентген и, свалившись с транспортера, ждала меня в самом конце бокса, рядом со стеклянной дверью выхода… Процедура контроля на казахской стороне для всех пассажиров вместе заняла минут двадцать от силы…

В Павлодаре мы остановились у моего давнишнего дружка-татарина, Анвяра, которого, естественно, на русский лад все звали Андреем. Андрюха на тот момент был одним из двух моих, не уехавших из Павлодара, знакомых, у которых можно было остановиться. Настроение в татарском семействе царило самое что ни на есть «чемоданное» - оно, семейство, готовилось в ближайшие полгода переезжать в желанную даже для татар Россию (уже переехали, живут в Саратове, дай Бог им счастья на новой земле). По нынешним временам семья у Андрюхи большая – истинно восточная жена, красавица и тихоня, тянущая бытовую «лямку», Эльвира, красотка двенадцати лет (вся в мать!) дочь Элина и шестилетний пацан-непоседа Элиадор. Андрюха – слегка чокнутый, вот и собрал себе всю семью на букву «Э».

Вопрос с регистрацией был решен почти мгновенно, Элькин родной брат Эльмир (там, у татар, не один Андрей-Анвяр на букву «Э» задурялся) имел какие-то связи с местными ментами и сделал нам необходимые печати в миграционные карты буквально за пару часов.

В принципе, кроме посещения мест, связанных с моим детством, мы с Наткой планировали сходить к немногочисленным оставшимся в городе родительским знакомым, обойти исторические кварталы старинного казачьего города и, естественно, погулять по центру. А, кроме того, мы хотели, во-первых, посетить новую казахстанскую столицу, Астану – благо туда можно было съездить на поезде по принципу «ночь туда – ночь назад», а во-вторых, вернуться в Новосибирск через Семипалатинск – из городов «русского» Казахстана он для нас был наиболее интересен. Именно из-за последних двух пунктов прямо в первый же день пребывания на казахской земле мы отправились на вокзал – покупать билеты.

Вокзал в Павлодаре огромный, что совершенно не соответствует транспортному значению города – проездной станции на Южно-Сибирской магистрали, откуда до недавнего времени можно было уехать либо в сторону Целинограда-Астаны, либо в сторону Барнаула. Не иначе в начале 80-х в стране некуда было девать шальные бабки, вот и строили, что придется. В просторном кассовом зале работало всего одно окошко, у которого стояли два человека – молодая женщина-славянка и солидный казах с парнишкой лет десяти. Встав в небольшую очередь, мы с Натальей стали невольными слушателями разговора «русскоязычной» пассажирки и кассирши-казашки – по всей видимости, они были знакомы:

- Да я тут к свадьбе готовлюсь, мне вообще не до этого, - говорила русская.

- Ммм, счастливая ты. А когда у тебя свадьба? – отвечала казашка через переговорное устройство.

- Да через месяц еще, но голова вообще ни о чем другом не думает.

- Тебе на десятое до Астаны? Купе?

- Нет, плацкарт давай. Блин, столько всего еще сделать надо.

- А чего плацкарт? Давай дам купе, там не намного дороже. Где справлять будешь?

- Да я ж говорю, свадьба у меня – денег, вообще, нет – какое там купе! Ой, не решили пока – он в столовой где-то хочет, а я думаю – чо к чему в столовой?

- Ладно, давай я тебе плацкарт выпишу, а ты ко мне десятого подойдешь, моя смена будет – скажу, к кому подойти – тебя пересадят в купе, все равно поезд пустой пойдет. Ну да, в столовой-то несолидно, ресторан надо!

- Ага, ресторан – денег, блин, вообще, нет. Короче, не знаю я еще, что делать. Ладно, давай десятого к тебе подойду, скажешь. Спасибо тебе! Привет Арману передавай!

- Давай, пока! Передам!

Неспешная беседа сразу на две темы наконец-то закончилась. Расплатившись, девушка забрала свой билет, и ее место занял солидный казах.

- Ой, здравствуйте! – все так же в переговорное устройство воскликнула кассирша.

- Здравствуйте! – немного смущаясь, ответил ей мужчина, - Мне один взрослый, один детский, купе, на сегодня на Астану.

- К родителям едете? – кассирша явно была в курсе подробностей семейной жизни пассажира.

- Да, на праздники решили съездить, - еще больше смущаясь, ответил казах.

- У меня тут Арману нужно зубы полечить, запишете его к себе?

- Пускай позвонит мне после праздников, запишу.

Кассирша протянула в окошечко бумажку и ручку:

- Запишите телефон. А так у вас как дела?

- Да нормально вроде все.

Разговор продолжался примерно в таком духе до тех пор, пока довольная собой кассирша не выдала в окошко билеты:

- Вот. Я вам оба нижних сделала!

- Спасибо вам. Арману привет передавайте.

- Вам спасибо, передам. Он позвонит после праздников.

Честно сказать, я боялся подходить к окошку – мне не хотелось оказаться очередным знакомым кассирши и передавать приветы неведомому мне Арману…
***

У каждого есть родина. Не та Родина с большой буквы, которая «…с чего начинается…», а родной город или поселок, или даже деревня, где вы можете пройти по родной улице и сказать – вот в этом доме я жил, в этой школе я учился, вот здесь мой друг живет. Даже покинув родину, а потом вернувшись назад (например, погостить у мамы), вы можете поздороваться с соседкой – ну, или там, с ее повзрослевшим сыном. Вы помните, как зовут продавщицу в вашем гастрономе, вас со слезой умиления может встретить ваша старенькая учительница.

Я – настоящий апатрид, человек без родины. В 2007-м году, через четырнадцать лет после переезда в Новосибирск и через пять лет после предыдущего визита, я приехал в другое государство, в совершенно не знакомый мне город, где все было чужим. Нет, конечно же, я знал, куда ведут улицы и через сколько остановок нужно выходить из автобуса, но это был совсем не мой город. В этом городе появилась совершенно «южная», насквозь казахская, атмосфера. Только не подумайте, что она меня как-то особо раздражала, эта атмосфера, она была экзотичной и по-своему забавной, просто исчезла «моя» атмосфера, и от того было тоскливо.

В моем городе гораздо реже можно было услышать казахскую речь, и гораздо чаще – махровую «русскоязычную» попсу из уличных киосков. Даже в самые интернациональные годы в моем городе не могли появиться кафе под названием «Туркестан» и ресторан «Алтын Орда» с декоративным загоном для гипсовых барашков. В моем городе, где всегда было очень много блатного – как никак несколько лагерей практически в городской черте, все-таки никогда не было базарно-криминальной суеты то ли карманников, то ли «практиков» классического гоп-стопа. В моём городе не должно быть так много мемориальных досок на домах и памятников совершенно не знакомым мне людям.
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

В поисках казахстанской Атлантиды… icon«Мәңгілік ел»
Республикасының білім және ғылым министрлігі Солтүстік Қазақстан облысы Ғабита Мүсірепов атындағы аудан кмм «Сокологоровка орта мектебі»...

В поисках казахстанской Атлантиды… icon1. Необходимость изучения психологии и педагогики: в поисках смысла
Роль и значение дисциплины для изучения гуманитарных и социально-экономических наук

В поисках казахстанской Атлантиды… iconМониторинг сми РФ по пенсионной тематике 14 октября 2014 года
Власти в поисках источника длинных инвестиционных ресурсов в условиях закрытых внешних рынков капитала вновь обратились к пенсионным...

В поисках казахстанской Атлантиды… iconОтче т о прохождении производственной практики в кф ОАО «атфб»
Республика Казахстан обладает огром­ным потенциалом для того, чтобы стать процветающим государст­вом, но ей необходима поддержка...

В поисках казахстанской Атлантиды… iconСценарий новогоднего представления «В поисках снегурочки»
Девять жён султана Шахгельдиева Лия, Филатова Алина, Слюнина Алёна, Родионова Наталья, Калугина Алёна, Бакулина Валерия, Япеева Эльвира,...

В поисках казахстанской Атлантиды… iconСтудента 2 курса магистратуры основной образовательной программы...
Охватывает все без исключе­ния важнейшие сферы общественной жизни. При рассмотрении данного вопроса разработчики казахстанской Конституции...

В поисках казахстанской Атлантиды… iconРуководителям краевых государственных учреждений здравоохранения
Украины, прибывающих на территорию Российской Федерации в поисках убежища, Правительством Российской Федерации утвержден упрощенный...

В поисках казахстанской Атлантиды… iconРоссийской федерации в упрощенном порядке
В соответствии с Федеральным законом "О беженцах", а также в связи со сложной внутриполитической ситуацией на Украине и продолжающимся...

В поисках казахстанской Атлантиды… iconСтепан бандера в поисках богдана великого
Гитлеровцами и сталинцами. Значительная часть издания посвящена истории украинского национализма, войне Украинской Повстанческой...

В поисках казахстанской Атлантиды… iconПрием соотечественников с Украины, ищущих убежище в России
России, как и для соотечественников, прибывших с Украины в поисках убежища, осуществляется в соответствии с приказом Минобрнауки...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Право





При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
p.120-bal.ru
Поиск