В поисках казахстанской Атлантиды…







Скачать 391.51 Kb.
НазваниеВ поисках казахстанской Атлантиды…
страница3/4
Дата публикации27.10.2017
Размер391.51 Kb.
ТипДокументы
p.120-bal.ru > Литература > Документы
1   2   3   4




Усталость от борьбы с ветром мы решили дополнить усталостью от хождения по очередному музею – Истории и Культуры, который располагался в «старой» Астане вблизи Ишима. В отличие от аналогичного алма-атинского астанинский музей был совершенно не интересным. Интересное началось тогда, когда мы вышли на улицу после осмотра – со степи всё-таки пришёл казахстанский аналог сахарского самума, и Астану окутал жёлтый туман. Ветер совсем стих, видимость упала почти до ноля, в носу свербило, а любая попытка произнести хоть слово приводила к тому, что рот забивался песком, который потом скрипел на зубах и вызывал яростный кашель. К слову, местный, в основном чиновный, люд, похоже, привык к подобным катаклизмам – как в репортажах из Гонконга или Шанхая во времена эпидемии атипичной пневмонии, Астану заполонили люди в ватно-марлевых повязках.

Мы шли на вокзал – до поезда оставалось «всего лишь» часа три, но пыльный туман не давал возможности посмотреть в городе что-то еще. По пути мы поужинали в каком-то ресторанчике и сфотографировались рядом с такой же, как в Алма-Ате, уменьшенной копией настоящей Эйфелевой башни…
***

Самым острым желанием после посещения Астаны было помыться – тело зудело от набившегося в одежду песка, а лицо, руки и шея приобрели коричнево-серый пыльный оттенок. Особенно хотелось вымыть голову – после «столичных» песочных процедур волосы имели все шансы сбиться в колтун.

Дома (не у нас, а у моих павлодарских друзей, естественно) нас встречала Элька, Андрюхина жена, которая была явно чем-то расстроена. Оказалось, что сегодня она в очередной раз испытала на себе все прелести казахского национального доминирования. Пару раз в неделю Элька водила сына в бывший Дворец пионеров на занятия какой-то художественной лепкой. Занятия проводились за деньги, но для семьи моего товарища были бесплатными, поскольку Элиадор, несмотря на свой юный возраст, сумел проявить определенные способности в творчестве – оба Андрюхиных ребенка талантами пошли в отца, художника-самоучки. Дожидаясь окончания сегодняшнего занятия в коридоре, Элька услышала разговор двух казахских мамаш-платниц, нарочито громко обсуждавших ее, Элькину, персону: «Мало нам русских, так еще татар себе на шею посадили! С какой стати казахи платят, а для татар всё бесплатно?» Титульная нация, одним словом – вот именно для того чтобы не мешать им быть «равнее» представителей других равных в правах этносов, я в свое время и покинул республику. И сестру с родителями потом перетащил – пускай щедрое казахстанское солнце светит только избранным, мы сибирским перебьёмся.

После желанного душа и обязательного в Андрюхиной семье и многократно повторенного чаепития, мы отправились гулять по городу. В какой-то момент, я, человек, не узнавший своего города, просто стал вылавливать мелочи, которые, конечно же, не держал в активной памяти, но вспоминал, случайно наткнувшись на них. Вот, в парке Гагарина забыли убрать железную детскую горку в виде богатырской головы – чтобы съехать по ней, нужно залезть богатырю в настежь открытый рот. Композиция такая же ржавая и противная, как в моем детстве, но сегодня мы с ней явно вспомнили друг друга и друг другу обрадовались. Вот гипсовые львица со львом в Горсаду – мы с моей старшей сестрой в детстве всегда дрались за то, кому сидеть на спине у льва, и всегда побеждала сестра. Сегодня мы «подрались» с моей женой Натальей, она «победила», но я не ревел, как раньше – я был рад, как и прежде, усесться на спину львице, ведь она меня тоже наверняка узнала. Вот, на «Продовольственном магазине мебели» (там когда-то два магазина было, гастроном и мебельный, только какие-то деятели решили сэкономить и не писать слово «магазин» два раза, получилось «Продовольственный магазин мебели» – об этом в одном юмористическом журнале даже когда-то была опубликована моя заметка) остались те же неоновые буквы, исчезло только слово «мебели». Даже такие глупости, как несодранная с очередного магазина-дукена чеканка с пиктограммой фотоателье (оно там располагалось раньше) и работающая «назло» всем законам об авторских правах самая крупная городская «Звукозапись», благодаря которой я когда-то собрал кассеты со всеми альбомами «Битлз», вызывали у меня восторг. Врёшь – не возьмёшь! Мы слишком основательно здесь жили, чтобы просто так, за какие-то шестнадцать лет самостийности вытравить наш дух.

Моё благостное настроение изрядно подпортила уже увиденная два дня назад с набережной картина «загороженного» храма, которую сегодня, подойдя ближе к «эпицентру» вопиющего свинства, мы рассмотрели подробно. О чем это я?

Дело в том, что в Павлодаре северо-западный кусок города находится на крутом обрывистом берегу и называется Гусиным перелётом – из-за резкого поворота Иртыша в этом месте он отчетливо виден с реки и практически с любой точки длиннющей набережной. Очень романтическое место – моя школьная любовь в том районе, кстати, проживала. Ещё до революции существовал замысел построить на этом месте собор, которым город должен был встречать путешественников, прибывающих из Омска или Семипалатинска по реке. Об этом проекте знал весь город, и знал всегда. Мне отец (не коренной житель города) про него рассказывал во времена, считавшиеся вполне атеистическими.

В советские годы на Гусином перелёте появился микрорайон с длинной девятиэтажкой, прозванной в народе «китайской стеной». Как раз рядом с «китайкой», будто специально, оставили пустырь, на котором позже и был построен храм – по иронии судьбы, построен в те времена, когда Павлодар перестал быть частью России (в широком смысле, СССР – он ведь тоже был, в общем-то, Россией). Верхние республиканские власти дали «добро», и собор был возведен в самом конце двадцатого века за считанные месяцы. Его строили буквально «всем миром» - трудно передать энтузиазм, с которым нищие от тяжести 90-х «русскоязычные» жертвовали деньги и выходили на бесплатные субботники – нам, живущим в России, русским этого, увы, не понять – для этого надо, чтобы нам постоянно напоминали, что мы русские. У меня есть фотографии 1999-го и 2002-го года с видами реализованной мечты многих поколений горожан – величественный храм на обрывистом берегу, увидеть который можно с набережной и с любой точки Иртыша в пределах города.

Однако спустя некоторое время на том же пустыре, где стоял собор, было решено построить офисную стекляшку местного отделения «Казтрансойла», казахстанского аналога российской «Транснефти». К моменту нашего с Натальей визита в город строительство было закончено, и сейчас велись работы по благоустройству прилегающей территории. Меня, как и большинство «русскоязычных» в городе, в бешенство приводило всё – само здание, зеленое и нелепое, факт его соседства рядом с храмом – в Павлодаре до сих пор полно живописных пустырей, почему выбрали именно этот? А более всего возмущало то, что поставленный гораздо ближе к реке офис загородил собой вид на собор с Иртыша. На Гусином перелете теперь стоял не храм, а «Трансойл», из-за которого испуганно пытались взглянуть на мирян православные кресты. Примечательно, что первым о факте такого святотатства во время какого-то телефонного разговора с год назад, рассказал мне мой друг, татарин и правоверный мусульманин Анвяр, его это тоже возмутило до глубины души. Вообще, татары и башкиры в Казахстане – это «русскоязычные», а не «братья» казахов по тюркской крови и магометанской вере.

Собор был очередной «русскоязычной резервацией» в городе – наряду со Славянским культурным центром, бывшим кинотеатром «Октябрь», коим руководила родная сестра известного павлодарца, режиссёра Владимира Хотиненко, снявшим «72 метра», «Мусульманина» и «Зеркало для героя», и русским драмтеатром имени Чехова, в котором когда-то играл знаменитый актёр Алексей Булдаков, генерал из «Особенностей национальной охоты». К храму с не озвученным, но явно подразумевавшимся, диагнозом «не Батыр» был перенесен бюст Александра Невского, ранее стоявший около военной кафедры Индустриального института. Здесь же свою святыню разместили еще одни казахстанские «русскоязычные» - с радостным удивлением мы обнаружили на зелёной лужайке у православной церкви весьма ухоженный хачкар – высеченный на каменной плите крест, духовный символ армян.

Сегодня мне предстояла еще одна встреча «с прошлым» – нужно было зайти проведать друзей моих родителей, с которыми они познакомились в заводской общаге, когда приехали жить в Павлодар – отец с Барнаула, мама – с Алма-Аты. Дядя Лёня и тётя Таня, жившие по прежнему адресу, три года назад потеряли единственную дочь, девчонку старше меня на два года, которая благодаря особой близости наших семей все детство была мне практически второй старшей сестрой. Казахстанская медицина не смогла поставить ей страшный диагноз, а голубой паспорт независимой республики делал затруднительным качественное лечение в России – когда «русскоязычный» муж-гастарбайтер, работающий в Москве, смог, наконец, выбить операцию в клинике Бурденко, было уже слишком поздно. Теперь дядя Лёня и тётя Таня воспитывали единственного Женькиного ребенка, сына Митьку – выйдя на пенсию, они вдруг снова стали «молодыми родителями».

Я зашёл в комнату Женькиного сына, вернее, в Женькину комнату – там всё было так же, как я помнил – обычный детский беспорядок. Митька читает детские книжки своей мамы и спит на её диване. В этой обстановке тётя Таня вдруг вспомнила про потерявшуюся книгу с повестями о муми-троллях и лисёнке Людвиге Четырнадцатом и спросила, не у нас ли она? Как будто прошлый раз мы виделись пару месяцев назад! В детстве мы с сестрой частенько брали почитать этот дефицитный детский «бестселлер» у Женьки, но, нет, мы его не «зажилили», а вернули, как полагается, хозяйке… лет двадцать – двадцать пять назад…

Было уже совсем поздно, но хозяева не хотели отпускать. Было ощущение, что, задерживая меня, они хотели еще на чуть-чуть задержать вдруг возвратившееся время, которым мы были крепко связаны. Завтра будет совершенно такая же сцена «долгих проводов – лишних слёз» в буквальном смысле этой фразы в доме еще одного нашего «друга семьи», очень постаревшего за эти годы музыковеда и коллекционера Наума Григорьевича, человека совершенно не павлодарского масштаба, оставшегося в городе только потому, что в 70-е он отсидел в местном лагере три года по политической статье.

Следующим вечером мы с нетерпением ждали телепередачу «Поле Чудес». Нет, мы не были фанатами многолетнего шоу Леонида Якубовича. Просто сегодня одними из участников первого тура должны были быть Андрюха с Эликом.

Моего сумасшедшего друга, когда он ездил показывать жене и детям столицу России и, естественно, как обязательный пункт в московской программе, музей «Поля Чудес», угораздило оставить свои координаты в книге отзывов. Ко Дню Победы снимали программу, в которой участники обязательно должны были представлять одну из республик бывшего СССР. Андрюху пригласили на съёмки – ему выпала честь не просто представлять Павлодар, а отдуваться за весь Казахстан. Ход до него так и не дошел – белорус, бывший в «тройке» участников вторым, угадал всё слово целиком. Но Андрюха успел передать Якубовичу обязательные подарки, а Якубович Андрюхе – вручить хлебопечь и радиоуправляемую машинку для сынули, который весь тур выглядывал из-за огромного «барабана» и даже сказал в микрофон «Рекламная пауза». Кстати, о подарках – Андрюха с ужасом для себя обнаружил фальшь, царившую на «народном шоу». Как и полагается, подарки Якубовичу собирали всем Павлодаром – компоты, варенья, нехитрые сувениры. Художественная школа, в которой училась Андрюхина дочь Элинка, вообще, отправила в Москву лучшую работу одной из учащихся девочек. Настоящие и искренние подарки показались редакторше программы неказистыми, поэтому она поставила перед Андрюхой два стеклянных кувшина с только что вылитым в них молоком из тетрапаков: «Выбирайте, что из этого будет кумысом, а что – верблюжьим молоком». По мнению редакторов Первого канала, из Казахстана не могут привезти наивные детские рисунки и компоты, оттуда обязательно нужно привезти верблюжье молоко – остальной стране так должно быть понятнее. А то, что верблюжьего молока в нашей республике, вообще-то, днём с огнём не сыщешь – его даже казахи не пьют, потому что верблюд сегодня гораздо бóльшая экзотика в Казахстане, чем на Сочинской набережной, так кто ж про это знает?

После передачи, естественно, записанной прогрессивным Андрюхой сразу в компьютер, по «скайпу» мы позвонили Юрке – Андрюхиному однокласснику и нашему общему приятелю. Абсолютно американизированный Юрка, которого в Павлодаре все звали Джорджем, был фанатом «Металлики» с «Нирваной» и учился на инязе местного пединститута. После окончания ВУЗа и недолгой работы «мануалом» в частной клинике своего брата, он уехал жить в Санта-Барбару (как все шутили, «потому что всех там знал»), где женился на пуэрто-риканке и… стал преподавателем русского языка и русской же истории в местном университете. Юрка тоже смотрел «Поле Чудес» по спутнику, и сейчас мы делились впечатлениями от недолгой Андрюхиной игры, а заодно болтали о том, кто как живет. Мне тоже было интересно – всё-таки из всех знакомых мне казахстанцев Юрка убежал от родины дальше всех…
***

Между Павлодаром и Семипалатинском в советские годы шло негласное соревнование, и жители двух казахстанских областных центров на Иртыше с очень похожими, преимущественно сельскими, «губерниями» вели такой же негласный «подсчет очков». Семипалатинск располагался на обоих берегах реки, имел шикарную набережную и мост в центре города. У нас же город – на одном берегу, отчего расположенный у реки центр города одновременно становился его окраиной, набережная была покороче и поскромнее семипалатинской, а до автодорожного моста еще доехать нужно из города – левый берег совсем непролазная пойма. В Семипалатинске, в отличие от нас, было целых три ВУЗа, включая ставший притчей во языцех медицинский институт – судили по выпускникам, работавшим в наших поликлиниках. Зато у нас в городе с грохотом носились трамваи, а не только автобусы, да и с промышленностью, а значит, и с трудоустройством, у нас всегда было повеселее – алюминиевый, тракторный, нефтеперегонный, химический заводы. У них же из известных предприятий был только фантастических размеров мясокомбинат, производивший когда-то «стратегическую» тушёнку в грязных железных банках. Я помню, с каким восторгом у нас были встречены результаты Всесоюзной переписи населения 1989-го года – Павлодар наконец-то сумел «обойти» Семипалатинск на целых двенадцать тысяч человек, и наш город стал по численности четвёртым в республике. А ещё у нас футбольная команда круче…

Во времена независимости «соревнование» само собой сошло на нет. Победитель остался неясен, но Семипалатинск точно проиграл. По политическим соображениям относительно «казахскую» Семипалатинскую область слили с совсем «русской» Восточно-Казахстанской – в народе справедливо посчитали, что таким образом к Казахстану попытались покрепче «привязать» промышленный Усть-Каменогорск, до которого даже ехать нужно через российский Алтайский край, если железной дорогой. Семипалатинск, несмотря на приличную по нашим меркам численность, лишился статуса областного центра, а отсутствие серьёзной промышленности (когда-то они над нами смеялись, мол, воздух у них чище) практически поставило крест на дальнейшем развитии города.

Может быть, помня о «социалистическом соревновании», в Семипалатинске я надеялся увидеть город, сильно похожий на Павлодар – очень много девятиэтажек да компактный исторический центр из казачьих домов и купеческого «модерна». В принципе, тоже интересно, но нас гораздо больше интересовал музей Достоевского – классик русской литературы служил в Семипалатинской крепости после омской каторги и снимал здесь домик, который в советские годы был превращен в музей.

Ожидания мои не оправдались – город был больше похож на города казахстанского Юга, чем казахстанского Севера, и совсем не похож на Павлодар. Семипалатинск был существенно ниже (по этажности зданий, естественно) и зеленее, чем мой родной город. Даже в исторической части чувствовался статус губернского центра, коим он обладал до революции – целые кварталы исторической «каменной» застройки, огромный казачий собор, сохранившиеся крепостные ворота, а главное – многочисленные мечети с ажурными фасадами и красивыми минаретами. Чуть выше я написал, что Семипалатинск – город «русского» Казахстана. Нет, конечно, это не совсем так. Семипалатинск – это город-симбиоз, город, в котором великая русская цивилизация, представленная здесь казаками, «подвижниками» и ссыльной интеллигенцией, столкнулась и слилась с цивилизацией азиатской. Исторически Семипалатинск для казахов – это духовный и просветительский центр, в некотором роде «колыбель» национальной культуры. Многие по-настоящему великие казахи-интеллектуалы, такие как Абай Кунанбаев и Чокан Валиханов, да и гораздо менее известные несчётные акыны, ученые и поэты, памятники которым сейчас расставлены на улицах и площадях страны, были родом или из самого города, или из его окрестностей.
1   2   3   4

Похожие:

В поисках казахстанской Атлантиды… icon«Мәңгілік ел»
Республикасының білім және ғылым министрлігі Солтүстік Қазақстан облысы Ғабита Мүсірепов атындағы аудан кмм «Сокологоровка орта мектебі»...

В поисках казахстанской Атлантиды… icon1. Необходимость изучения психологии и педагогики: в поисках смысла
Роль и значение дисциплины для изучения гуманитарных и социально-экономических наук

В поисках казахстанской Атлантиды… iconМониторинг сми РФ по пенсионной тематике 14 октября 2014 года
Власти в поисках источника длинных инвестиционных ресурсов в условиях закрытых внешних рынков капитала вновь обратились к пенсионным...

В поисках казахстанской Атлантиды… iconОтче т о прохождении производственной практики в кф ОАО «атфб»
Республика Казахстан обладает огром­ным потенциалом для того, чтобы стать процветающим государст­вом, но ей необходима поддержка...

В поисках казахстанской Атлантиды… iconСценарий новогоднего представления «В поисках снегурочки»
Девять жён султана Шахгельдиева Лия, Филатова Алина, Слюнина Алёна, Родионова Наталья, Калугина Алёна, Бакулина Валерия, Япеева Эльвира,...

В поисках казахстанской Атлантиды… iconСтудента 2 курса магистратуры основной образовательной программы...
Охватывает все без исключе­ния важнейшие сферы общественной жизни. При рассмотрении данного вопроса разработчики казахстанской Конституции...

В поисках казахстанской Атлантиды… iconРуководителям краевых государственных учреждений здравоохранения
Украины, прибывающих на территорию Российской Федерации в поисках убежища, Правительством Российской Федерации утвержден упрощенный...

В поисках казахстанской Атлантиды… iconРоссийской федерации в упрощенном порядке
В соответствии с Федеральным законом "О беженцах", а также в связи со сложной внутриполитической ситуацией на Украине и продолжающимся...

В поисках казахстанской Атлантиды… iconСтепан бандера в поисках богдана великого
Гитлеровцами и сталинцами. Значительная часть издания посвящена истории украинского национализма, войне Украинской Повстанческой...

В поисках казахстанской Атлантиды… iconПрием соотечественников с Украины, ищущих убежище в России
России, как и для соотечественников, прибывших с Украины в поисках убежища, осуществляется в соответствии с приказом Минобрнауки...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Право





При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
p.120-bal.ru
Поиск