Высшего профессионального образования «омский юридический институт» 644010, г. Омск, ул. Короленко, 12 т./факс: (3812) 37-22-45, 31-92-45







Скачать 160.45 Kb.
НазваниеВысшего профессионального образования «омский юридический институт» 644010, г. Омск, ул. Короленко, 12 т./факс: (3812) 37-22-45, 31-92-45
Дата публикации26.03.2015
Размер160.45 Kb.
ТипДокументы
p.120-bal.ru > Право > Документы





НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ОМСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ»
644010, г. Омск, ул. Короленко, 12

т./факс: (3812) 37-22-45, 31-92-45

Ректор Омского юридического института

доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист Российской Федерации

ЭССЕ НА ТЕМУ:

«Право на жизнь и эвтаназия»

Выполнила: студентка (очное) 3 курса, 336 группы ОмЮИ

Свиркова Р.Ю.

Научный руководитель:

Кошелев Евгений Викторович доцент кафедры конституционного и административного права ОмЮИ, кандидат юридических наук

т.: (3812) 31-92-45 (доп. 124)

Омск-2008

Право на жизнь – естественное, неотчуждаемое право любого и каждого человека. О его природе и сущности уже немало сказано, однако в последнее время актуальными становятся в дискуссиях вопросы определения содержания этого права.

Интересна, в частности, точка зрения на такие проявления реализации права на жизнь, как право на самоубийство, эвтаназию, реализация репродуктивных прав (в самом широком смысле этого слова), использование генетических материалов человека, трансплантация органов и тканей и т. д.

Как и любое право на жизнь обеспечено возможностью каждого человека распоряжаться своими правомочиями, в том числе и отказаться от их использования. Таким видится право на смерть, как возможность отказаться от продолжения жизни. Право на смерть не получило легального закрепления в российском законодательстве.

Доктрина располагает широким определением права на смерть и предполагает, что подобное право это возможность человека сознательно и добровольно в выбранный им момент времени уйти из жизни избранным им и доступным ему способом.

Суицид и эвтаназия – формы реализации этого права. Суицид по сути национального законодательства декриминализирован, эвтаназия запрещена. Однако, как основные формы реализации права на смерть требуют детального рассмотрения и анализа.

Впервые термин «эвтаназия» предложил в XVI в. известный английский философ Френсис Бекон (от греческого eu – хорошо, thanatos – смерть, т. е. легкая, счастливая смерть). Бекон считал, что человек имеет право как на жизнь, так и на смерть: «Умирать столь же естественно, как и родиться».

Однако, несмотря на то, что эвтаназия, как правовая, медицинская, этическая, психосоциальная категория, поднималась еще в глубокой древности, эта проблема является чрезвычайно актуальной и на сегодняшний день. Так, великий Гиппократ, основоположник медицины, еще в IV в. до н. э. закрепил в клятве врача свое неприятие ни под каким видом принципов эвтаназии.

В частности, он сказал: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла».

Созвучно клятве Гиппократа и Женевская декларация Всемирной  медицинской ассоциации: «Я буду проявлять высочайшее уважение к человеческой жизни с момента ее зачатия и никогда, даже под угрозой, не использую свои медицинские знания в ущерб нормам гуманности».

Данная позиция в различные исторические эпохи была поддержана абсолютным большинством человеческого общества и нашла отражение в конкретных правовых актах.

В частности, одобренные 25 июня 1999 г. Парламентской ассамблеей Совета Европы «Рекомендации № 14/8 (1999) «О защите прав человека и достоинства терминальных больных и умирающих» определяют поддержку абсолютного запрещения преднамеренного лишения жизни терминальных больных и умирающих. Подчеркнуто, что лишение жизни терминальных больных или умирающих людей неприемлемо так же, как и смертная казнь.

Более того, это вступает в противоречие с правом на жизнь, провозглашенным ст. 2 Европейской конвенции по правам человека. Желание терминального больного или умирающего уйти из жизни не должно быть легализовано, так как нарушает основополагающие принципы права. Рекомендация призывает государства внести в свои внутренние законы положения, гарантирующие терминальным больным и умирающим необходимую правовую и социальную защиту наряду с защитой их достоинства по мере приближения смертельного исхода.

В нашей стране, в ст. 45, 60 «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии – удовлетворения просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни.

Отечественные законодатели в будущем намериваются придерживаться данной позиции, о чем говорится в ст. 145 Проекта федерального закона «О здравоохранении в Российской Федерации»:

«Медицинским работникам запрещается удовлетворение просьбы законного представителя больного или самого больного о лишении его жизни (осуществление эвтаназии) какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни».

Лицо, которое сознательно побуждает к эвтаназии или осуществляет ее, несет уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации по ст. 105, 109, 124 УК РФ[6].

Такая же позиция отражена в проекте кодекса медицинской деонтологии Российского врача, который составлен на основе Кодекса медицинской деонтологии врачей Франции (декрет Национального Совета врачебного правопорядка № 65-1000, подписан 6 сентября 1995 г. премьер-министром Франции Аленом Жюппе и министром здравоохранения Хубертом) и на основании Этического кодекса Российского врача, утвержденного 4-й конференцией Ассоциации врачей России в ноябре 1994 г.

В частности, в ст. 38 говорится, что «Врач должен сопровождать умирающего больного до последнего момента, выполнять необходимое лечение и обеспечить лечением и необходимыми мерами качество жизни пациента, которые должны быть на высоте уважения достоинства больного и комфорта его окружения. Нельзя провоцировать наступление смерти. Запрещена эвтаназия в любой форме».

Подобного мнения придерживается Русская Православная церковь. Московский патриархат Русской православной церкви представил первый официальный документ о своем отношении к эвтаназии в 1999 г.

В заявлении церковно-общественного совета по биомедицинской этике «О современных тенденциях легализации эвтаназии» говорится:

«Признавая ценность жизни каждого человека, его свободу и достоинство как уникальные свойства личности, созданной по образу и подобию Божию, православные священнослужители считают недопустимым реализацию любых попыток эвтаназии как действия по намеренному умерщвлению безнадежно больных людей, рассматривая эвтаназию как особую форму убийства. Совет выступает против эвтаназии в любой форме, поскольку ее применение неизбежно приведет к криминализации медицины и потере социального доверия к институту здравоохранения, к поруганию бесценного дара человеческой жизни, к умалению достоинства врача и извращению смысла его профессионального долга, к снижению темпов развития медицинского знания, в частности разработок методов реанимации и обезболивающих препаратов».

Однако существует и иное мнение на проблему эвтаназии, в основе которой лежит принцип гуманного отношения к страданиям неизлечимо больного человека. Эта точка зрения прослеживается в древних обычаях некоторых народов умерщвлять престарелых и больных людей.

В 1806 г. Пеил писал, что врачебное искусство достигло больших успехов в том, чтобы помочь человеку появляться на свет, однако почти ничего не делается для того, чтобы дать ему возможность сносным образом уйти из жизни.

Приоритет создания устройства для эвтаназии принадлежит англичанину Д. Кинстоуну (1881), который для этих целей разработал специальное кресло, куда садится желающий умереть счастливой, радостной смертью.

С помощью рычагов управления, фактически самоубийца в начале включал подачу газа, содержавшего гашиш, а затем автоматически происходило восемь выстрелов – два в область сердца, два – в легкие, два – в область желудка, два – в теменную область головы.

В 1961 г. всемирно известный литератор А. Моруа издает свой известный роман «Отель Танатос», в котором практически поддерживает позицию необходимости эвтаназии в человеческом обществе.

Наиболее остро проблема эвтаназии возникла в Германии, когда в 1939 г. Гитлер издал приказ о физическим уничтожении «неполноценных» личностей (душевнобольные, беспомощные, старики, неизлечимые больные).

Однако до настоящего времени нет четкого определения понятия эвтаназии. Так, R. Veylok считает, что термин эвтаназия объединяет четыре группы мероприятий:

1) облегчение физических и психических страданий агонизирующего больного применением болеутоляющих и успокаивающих средств,

2) прекращение мероприятий по поддержанию жизни, дающих лишь отсрочку неизбежного наступления смерти (например, у коматозных больных),

3) умышленное причинение смерти из сострадания по просьбе умирающего либо его близких,

4) под видом эвтаназии рассматриваются «евгенические мероприятия» – прямое или косвенное уничтожение больных с уродствами, с тяжелой инвалидностью, умственно отсталых и т. д.

Большинство исследователей данной проблемы различают пассивную и активную эвтаназии.

Пассивная эвтаназия (или ее еще называют «метод отложенного шприца») заключается в том, что прекращается направленная на продление жизни медицинская помощь. Это ускоряет наступление смерти – что на практике достаточно часто встречается и у нас в стране. В частности, известны мнения и самих медиков по этому вопросу.

Нередко высказывается позиция, что «эвтаназия (безболезненная смерть) – это милосердие, это благо».

И на возражения подобные тому, что эвтаназия – это клятвопреступление, отвечают:

«Вы видели когда-нибудь страшные мучения и боли, которые приходится терпеть множеству больных раком, инсультникам, парализованным?

Вы видели когда-нибудь муки родителей, вынужденных не месяцами, годами, а десятилетиями, ухаживать за детьми, у которых атрофировалась ЦНС, за детьми-дебилами?

Вы видели, вы чувствовали боль матерей, у которых родился ребенок-урод, причем урод с неизлечимой патологией. Если да, вы поймете меня».

В связи с этим сформировалась концепция приверженцев необходимости эвтаназии в человеческом обществе, которую можно представить следующим образом.

Борьба за жизнь пациента справедлива только тогда, когда существует надежда, что спасение его возможно. С момента, когда эта надежда утрачена, со всей остротой встает вопрос о милосердии в высшем его проявлении. И в этом случае им будет только эвтаназия. Однако чаще всего, когда говорят об эвтаназии, имеют в виду активную ее форму.

Под активной эвтаназией (или «метод наполненного шприца») понимают введение умирающему каких либо лекарственных или иных средств, либо другие действия, влекущие за собой быстрое и безболезненное наступление смерти.

При этом различают прямую, непрямую, добровольную и принудительную эвтаназию.

Прямая – когда врач умышленно сокращает жизнь пациента. Она бывает активной – в случаях применения лечащим врачом медикаментозных средств для прекращения жизни (т. е. умерщвления) своего пациента или пассивной, когда врач сознательно не принимает необходимых лечебных мер для борьбы за жизнь погибающего больного.

Что касается ученых в нашей стране, то, по мнению М. Н. Малеиной и А. М. Рабец предусмотренная в Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан возможность отказа от лечения на любой его стадии – это правовая основа для осуществления пассивной эвтаназии.

Неясность в этом вопросе возникает из-за отсутствия четкого определения в законодательстве, что понимать под пассивной эвтаназией. Некоторые ученые говорят, что в Основах законодательства РФ об охране здоровья граждан (ст. 45) предусмотрен запрет активной эвтаназии, а пассивную эвтаназию следует квалифицировать как неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ).

Однако мировое общественное мнение и правовое регулирование проблемы эвтаназии неоднозначны, что связано с отсутствием четкого терминологического определения данного понятия, и, в связи с этим, невозможно выработать единого отношения к смерти человека – обосновать право человека на смерть.

Известный французский врач Жак Судо утверждает, что терминологическую неразбериху нарочно спровоцировали сторонники эвтаназии различного рода заявлениями о том, что нужно понимать под этим термином, ставя на одном и том же уровне понятия "дать умереть" (негативная, или пассивная эвтаназия) и "помочь умереть" (активная, или настоящая эвтаназия).

Это смешение не является безобидным; оно поддерживается преднамеренно для того, чтобы привести врачей и общественное мнение к ложной дилемме: или вы гуманны и способны сочувствовать ближнему – а значит, должны перешагнуть через недозволенное (причинить смерть); или вы ставите абстрактные догмы выше простого человеческого сочувствия – а значит, не остановитесь даже перед тем, чтобы продлить эти бессмысленные страдания, которых не вынесли бы и вы сами. Средства массовой информации тщательно поддерживали эту сомнительную двусмысленность.

Жак Судо говорит, что об эвтаназии речь идет лишь тогда, когда мы имеем дело с преднамеренным убийством. В одном случае отнимается жизнь у безнадежно, смертельно больного лица – для того, чтобы избавить его от лишних страданий, – либо при помощи прямого вмешательства (напр., инъекции барбитуратов), либо "оставив его умирать", перестав кормить больного. В другом случае лишается жизни новорожденный ребенок с тяжелыми физическими недостатками, когда его прямо убивают или обрекают на верную смерть, прекращая подачу питания и основного лечения лишь для того, чтобы не причинять новой боли его родителям. Об эвтаназии говорится лишь тогда, когда есть намерение положить конец жизни данного лица или ускорить его смерть. Об эвтаназии не идет речь, когда стараются облегчить страдания какого-либо лица, находящегося в последней стадии тяжелой болезни, назначая ему медикаменты, которые лишь непрямым образом могут ускорить физиологический процесс умирания. В этом случае не ставят перед собой цели "помочь умереть" пациенту, но пытаются уменьшить его боль при помощи препаратов, которые лишь в качестве побочного эффекта способны ускорить приближение конца. Смерть здесь не провоцируется преднамеренно, прямым образом, но является возможным последствием обезболивающей терапии.

По мнению французского врача, эвтаназия присутствует в том случае, когда употребляется препарат, вызывающий смерть, а также, если больного лишают всего того, что ему необходимо для жизни (еда), или всего того, что для него благотворно (реанимация, которая позволила бы ему прийти в себя и самостоятельно поддерживать жизнь, или такое лечение, которое способно дать шанс на продолжение жизни в нормальных условиях).

Так, на 39 сессии всемирной медицинской ассамблеи (1978) была принята «Декларация эвтаназии», где, в частности, сказано «Эвтаназия, как акт преднамеренного лишения жизни пациента, даже по просьбе самого пациента или на основании обращения с подобной просьбой его близких, не этична. Это не исключает необходимости уважительного отношения врача к желанию больного не препятствовать течению естественного процесса умирания в терминальной фазе заболевания».

Однако в деонтологическом кодексе Италии (1978) указано, что «врач не должен покидать неизлечимого больного, но должен сделать все, чтобы облегчить его физические и психические страдания, помочь больному и утешить его».

Вопрос быть или не быть эвтаназии (эвтаназия – добровольная смерть тяжело больного человека) периодически встает перед обществом. В некоторых богатых странах с высоким уровнем жизни этот вопрос решен однозначно. Например, в Бельгии и Голландии эвтаназия уже давно легализована законодательно. А в 2004-м году к ним присоединилась Франция, став третьей европейской страной, которая легализовала эвтаназию. Депутаты Национального собрания страны практически единогласно одобрили законопроект, легализующий пассивную эвтаназию. Принятый французскими парламентариями закон, правда, еще не разрешает применять эвтаназию как таковую, но позволяет по просьбе тяжело больного прекратить лечить его. К принятию столь неожиданного решения законодателей Франции подтолкнул тот факт, что многие безнадежно больные французы, во-первых, пользовались этим, прибегая к услугам медиков из соседних стран, а во-вторых, что некоторые врачи из самой Франции давно уже практиковали эвтаназию, но не открыто. Гуманно это или нет – судить сложно, но, очевидно одно: принимать такое решение должен сам больной, который должен быть в здравом уме. «Согласно положениям нового закона, принять решение о прекращении лечения может сам пациент, а в случае, если он находится в бессознательном состоянии, его судьбу будут решать родственники. Прекращение поддерживающей терапии должно производиться лечащим врачом после получения соответствующего подтверждения пациента и консилиума». Немногим раньше законопроект об эвтаназии был одобрен законодателями штата Калифорния, который стал уже вторым американским штатом, где официально разрешено проводить эвтаназию для неизлечимо больных пациентов. До этого, в 1997-м году, согласно результатам референдума, Закон «О смерти и достоинстве» был принят штатом Орегон. В соответствии с этим законом, пациенту, претендующему на эвтаназию, должно оставаться жить менее полугода. Пациент при этом должен предоставить как минимум одно письменное и два устных требования. В свою очередь, двое врачей должны подтвердить диагноз пациента и признать его вменяемым, умственно и психически дееспособным к принятию решения о смерти. Только при соблюдении всех этих условий пациент получает смертельную дозу препаратов, однако принять он их должен самостоятельно. Больной должен дважды, с интервалом через две недели, устно попросить медиков об эвтаназии, а затем повторить свою просьбу в письменной форме. В отличие от прогрессивной части медиков, которые считают, что такая «скорая помощь» тяжело и безнадежно больным не противоречит современным понятиям этики, так как она только прекращает мучения и страдания больного, их консервативно настроенные коллеги выступают против применения эвтаназии. Они считают, что это пренебрежение одним из важнейших принципов медицины, который существовал, многие тысячелетия и был заложен в клятве Гиппократа как основополагающий: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла».

Несмотря на решения законодателей некоторых стран, в 2005-м году Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) выступила против легализации эвтаназии. В принятой резолюции ПАСЕ осуждает намеренное прекращение жизни неизлечимо больного человека, по чьему бы то ни было желанию. Европейские парламентарии также выразили обеспокоенность, что в лечебных учреждениях некоторых стран практикуется эвтаназия в обход официального запрета на ее применение. Ассамблея высказалась за более широкое применение поддерживающего симптоматического лечения для облегчения страданий пациентов, а также предложила разрабатывать методики и приспособления по уходу за неизлечимо больными и задействовать специально обученный персонал. Как видим, в Европе все же неоднозначное отношение к эвтаназии, как самих медиков, так и европейских парламентариев. Но, тем не менее, подобные законопроекты подготовлены к рассмотрению законодателями Израиля, Японии и Австралии. Легализация же эвтаназии в бывших странах Советского Союза неоднократно обсуждалась медиками, но пока дальше слов дело не продвинулось. Например, в Украине решение медиков было зафиксировано в пока еще не принятом «Этическом кодексе украинского врача». Так, в статье 23 этого кодекса говорится: «...Участие медицинского работника в эвтаназии недопустимо».

Причины такого решения самые банальные, и не только с этической и моральной стороны, но и по причине того, что существуют опасения возможного злоупотребления этой процедурой. Например, под «добровольную смерть» можно списывать высокий процент смертности в медицинских учреждениях. К тому же таким способом можно избавляться от неугодных лиц, что может привести к криминалу в этом и так непростом вопросе.

Но есть медики, которые убеждены, что разрешить добровольный уход из жизни тяжелобольным людям было бы гуманно, и даже приводят в подтверждение слова из клятвы Гиппократа, где говорится: не навреди пациенту. По их убеждению, каждый человек вправе сам распоряжаться своей жизнью при условии, что он находится в ясном сознании, когда принимает такое решение, и это зафиксировано психиатром. Поэтому, по их мнению, если безнадежно больной человек желает добровольно уйти из жизни, чтобы прекратить свои страдания и страдания близких, то обязанность врача – помочь такому пациенту. Но, так как безнадежно больные люди пока не могут распоряжаться своей жизнью, а у врачей нет законного права прекратить невыносимые страдания больного, то часто остается лишь одно – бессмысленная борьба за жизнь, вопреки желанию самого пациента…

В отдельных странах разрешена пассивная эвтаназия, но при соблюдении определенных условий. Так, во всех штатах США, приняты законы, разрешающие пассивную эвтаназию при условии наличия заранее составленного гражданином США документа, следующего содержания: «если мне суждено заболеть неизлечимой болезнью, при которой, по мнению двух врачей, отсутствуют разумные основания ожидать выздоровление, я хочу, чтобы мне позволили умереть, а не поддерживали жизнь с помощью искусственных средств или ценой героических усилий медицинских работников». В настоящее время эвтаназия разрешена в Голландии, Бельгии.

Подобный подход к данной проблеме рассматривался на симпозиуме в Англии в 2002 г. В то же время, по федеральному законодательству США, прекращение лечения и неоказание помощи даже неизлечимым больным детям, считается преступлением. Согласно британскому законодательству детоубийство из сострадания и эвтаназия в любом виде приравнивается к убийству. Подобное отношение к эвтаназии законодательно закреплено во многих странах мира. Единственной страной, где с первого июля 1996 г. утвержден закон об эвтаназии, является Австралия – «Закон о правах неизлечимо больных людей».

В данном законе сказано: «Врач, по меньшей мере, с пятилетним стажем работы, должен поставить диагноз, что болезнь неизлечима, а доступные обезболивающие средства неэффективны. Второе мнение должен высказать врач-специалист, третье – психиатр. С момента подписания больным заявления в присутствии двух врачей, должно минуть, по крайней мере, семь дней, а если пациент подтверждает свое решение, после этого должно пройти еще 48 часов. Врач должен находиться при пациенте до момента его смерти».

По мнению заведующего кафедрой фармакологии Московской Медицинской Академии им. Ивана Михайловича Сеченова профессора Кудрина, лишение больного жизни с целью помочь прекратить мучения вполне обосновано и даже необходимо, если: заболевание делает больного недееспособным и причиняет страдания ему и окружающим; консилиум врачей выносит заключение, что данное заболевание смертельно, вылечить его невозможно; в письменном заявлении главному врачу сам больной просит применить эвтаназию; близкие и родственники согласны с его решением.

В последней рекомендации Совета Европы по защите прав и достоинства, неизлечимо больных и умирающих критикуются чрезмерное усердие и бессмысленная настойчивость, проявляемые при лечении. Она призывает государства признать право пациентов на самоопределение в отношении дальнейшего лечения. «Пациентов никогда не следует лечить против их воли или под влиянием и давлением другого лица. Государства должны обеспечить гарантии контроля за выполнением указаний пациента о действиях, определяемых заранее, или завещания».

Все вышеизложенное убедительно доказывает, что вопрос о том, нужна ли человечеству эвтаназия или нет, остается открытым. Сторонники эвтаназии обосновывают свою позицию ссылками на "естественные", "неотчуждаемые", "конституционные" субъективные права, "основные права и свободы человека" и т. д.

Я считаю, что окончательное разрешение данного вопроса будет возможным лишь тогда, когда мировая медицинская наука полностью познает человека и ответит на вопросы «Что такое жизнь?», «Что такое смерть?».

А пока в силе остаются слова великого философа древнего мира Конфуция: «Не зная, что такое жизнь, можно ли знать, что такое смерть?». И действительно, на сегодняшний день, нет науки «виталогии» (науки о жизни), как и далеко не разрешены все вопросы «танатологии» (науки о смерти).

Список литературы:

  • Малиновский А. Имеет ли человек право на смерть? // Рос. юстиция. 2002. № 8. С. 54–55.

  • Рекомендации № 14/8 (1999) о защите прав человека и достоинства терминальных больных и умирающих. Одобрены 25 июня 1999 г. Парламентской ассамблеей Совета Европы // Проблема прав тяжелобольных и умирающих в отечественном и зарубежном законодательствах. М., 2002. С. 57.

  • Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (в ред. ФЗ № 122-ФЗ от 22.08.2004 г.) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 33. С. 1318.

  • Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 27 января 1999 г. № 3571-II ГД о проекте Федерального Закона «О здравоохранении в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1999. № 6. С. 813.

  • Уголовный кодекс Российской Федерации.

  • Церковно-общественный совет по биомедицинской этике: Заявление "О современных тенденциях легализации эвтаназии"// Екатеринбург, 1999. Православная газета. 1999. Май.

  • Новоселов В. П. Профессиональная деятельность работников здравоохранения: Ответственность, права, правовая защищенность. Новосибирск, 2001. 312 с.


Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Высшего профессионального образования «омский юридический институт» 644010, г. Омск, ул. Короленко, 12 т./факс: (3812) 37-22-45, 31-92-45 iconУправление
К. Маркса, 12 А, г. Омск, 644010, e-mail: to55@fas gov ru тел. (3812) 32-06-96, факс (3812) 32-06-96

Высшего профессионального образования «омский юридический институт» 644010, г. Омск, ул. Короленко, 12 т./факс: (3812) 37-22-45, 31-92-45 icon3. Программа практики
Негосударственным образовательным учреждением высшего профессионального образования «Международный юридический институт» (далее по...

Высшего профессионального образования «омский юридический институт» 644010, г. Омск, ул. Короленко, 12 т./факс: (3812) 37-22-45, 31-92-45 iconПравила приема в ф едеральное государственное казенное образовательное...
«Белгородский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации» в 2014 году1

Высшего профессионального образования «омский юридический институт» 644010, г. Омск, ул. Короленко, 12 т./факс: (3812) 37-22-45, 31-92-45 iconРабочая программа Учебная дисциплина: Прокурорский надзор
Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Томский экономико-юридический институт»

Высшего профессионального образования «омский юридический институт» 644010, г. Омск, ул. Короленко, 12 т./факс: (3812) 37-22-45, 31-92-45 iconФгбоу впо «игу» Юридический институт Кафедра теории и истории государства и права утверждено
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Высшего профессионального образования «омский юридический институт» 644010, г. Омск, ул. Короленко, 12 т./факс: (3812) 37-22-45, 31-92-45 iconРабочая программа учебной дисциплины учебная дисциплина Семейное...
Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Томский экономико-юридический институт»

Высшего профессионального образования «омский юридический институт» 644010, г. Омск, ул. Короленко, 12 т./факс: (3812) 37-22-45, 31-92-45 iconРабочая программа учебной дисциплины учебная дисциплина Семейное...
Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Томский экономико-юридический институт»

Высшего профессионального образования «омский юридический институт» 644010, г. Омск, ул. Короленко, 12 т./факс: (3812) 37-22-45, 31-92-45 iconМетодические указания к контрольной работе по дисциплине «информационно-поисковые системы»
Методические указания одобрены на заседании кафедры правовой информатики ноу впо «Омский юридический институт», протокол №3 от 13....

Высшего профессионального образования «омский юридический институт» 644010, г. Омск, ул. Короленко, 12 т./факс: (3812) 37-22-45, 31-92-45 iconВысшего профессионального образования «барнаульский юридический институт...
Огневая подготовка является основным предметом боевой подготовки и представляет собой систему мероприятий, направленных на

Высшего профессионального образования «омский юридический институт» 644010, г. Омск, ул. Короленко, 12 т./факс: (3812) 37-22-45, 31-92-45 iconРабочая программа учебной дисциплины учебная дисциплина История отечественного...
Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Томский экономико-юридический институт»

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Право





При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
p.120-bal.ru
Поиск