История развития законодательства о самоуправстве 6 Глава 2 Уголовно-правовая характеристика самоуправства







Скачать 287.93 Kb.
НазваниеИстория развития законодательства о самоуправстве 6 Глава 2 Уголовно-правовая характеристика самоуправства
страница1/3
Дата публикации23.10.2017
Размер287.93 Kb.
ТипЗакон
p.120-bal.ru > Право > Закон
  1   2   3

Оглавление




Оглавление 2

Введение 3

Глава 1 История развития законодательства о самоуправстве 6

Глава 2 Уголовно-правовая характеристика самоуправства 14

2.1 Объективные признаки состава 14

Любавина М. А. Некоторые проблемы квалификации самоуправства
// Труды Санкт-Петербургского юридического института генеральной прокуратуры Российской Федерации. № 4. СПб., 2010. С. 60 – 64 14

2.2 Субъективные признаки состава 24

Введение



Провозглашенный Президентом Российской Федерации курс на укрепление всех государственных институтов требует усиления противодействия преступлениям против порядка управления. Вместе с тем судебные и следственные органы испытывают значительные трудности на практике при применении ст. 330 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за самоуправство. В теории уголовного права России состав данного преступления исследован еще недостаточно глубоко, а существующие комментарии к УК РФ достаточно скупо раскрывают его содержание. В определенной степени дефицит полезных для правоприменителей рекомендаций по правильному применению ст. 330 УК РФ вызван тем, что долгое время проблемы квалификации самоуправства не были актуальной темой для отечественной науки.

Целью настоящего исследования является анализ элементов состава, предусмотренного ст. 330 УК РФ, предусматривающего уголовную ответственность за самоуправство. Для ее достижения поставлены следующие задачи:

  1. Рассмотреть развитие законодательства, устанавливающего уголовную ответственность за самоуправство в дореволюционной и советской России

  2. Проанализировать объективные и субъективные признаки состава ст. 330 УК РФ, устанавливающего уголовную ответственность за самоуправство.

  3. Определить соотношения уголовно-правового состава самоуправства с пограничными институтами гражданского права - самозащитой гражданских прав и злоупотреблением правом

  4. Исследовать критерии разграничения исследуемого состава от смежных, включая одноименный состав ст. ст. 19.1 Кодекса об административных правонарушениях РФ.

Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с уголовной ответственностью по ст. 330 УК РФ. Предмет исследования составляют нормы российского уголовного законодательства, научная и учебная литература по исследуемой теме, а также материалы практики.

Методологическую основу исследования составляют общенаучный методы познания (диалектический), историко-правовой, сравнительного анализа, логический, изучения до­кументов, метод системно­го подхода и др.

Проблема уголовно-правовой характеристики самоуправства являлась предметом научных публикаций известных ученых В.Н. Малинина, Г.Ф. Поленова, П.С. Елизарова, В.Д. Иванова, Н.И. Ветрова, И.Я. Козаченко, Л.Р. Саруханяна, Г.А. Агаева и других, которые стали теоретической основой исследования.

Работа состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы. Во введении кратко обосновывается актуальность темы исследования, формулируются цели и задачи исследования, определяются объект и предмет исследования. В главе 1 рассматривается исторический аспект развития законодательства об уголовной ответственности за самоуправство. В главе 2 анализируются элементы состава ст. 330 УК РФ. В главе 3 проводится сравнение института самоуправства с пограничными институтами гражданского права – самозащитой гражданских прав и злоупотреблением правом. В главе 4 проводится разграничение анализируемого состава со смежными. В заключении делаются выводы по всей работе. В списке использованной литературы приводится перечень использованных для исследования литературных источников.

Глава 1 История развития законодательства о самоуправстве



Понятие самоуправства как действий, направленных на самовольное осуществление своих действительных или мнимых прав, в обход средств и способов, предусмотренных законом, является в системе уголовного права относительно новым. Прямого упоминания об этом институте в памятниках старорусского права нет. Однако имеется значительное количество статей, описывающих деяния, сходные по своему содержанию с современным понятием самоуправства.

Наиболее древним из письменных памятников права России считается Русская Правда, являющаяся сводом законов Киевской Руси и русских княжеств периода феодальной раздробленности. В ней понятия самоуправства не содержится, но следует обратить внимание на следующее обстоятельство. Русская Правда указывает на установление ответственности за уничтожение и самовольный перенос межевых знаков. "А иже межу переореть любо перенес, то за обиду 12 гривне"1.

По какой причине закон выделил это деяние? Дело в том, что в условиях нарождающихся феодальных отношений права собственности на землю становятся не только правовыми, но и социальными понятиями. Владение землей закрепляло определенный статус в обществе. При этом традиция закрепляла не только правовые, но и определенные магические свойства, относящиеся к какому-либо предмету. Нарушение целостности межи должно было повлечь за собой и нарушение обжитого, своего мира, открыть проход в него из окружающего дикого пространства. По этой причине более ранние, целиком основанные на обычаях, правовые системы предусматривали не материальное возмещение "обиды", а лишение нарушителя жизни. Примером тому может служить легенда об основании Рима, согласно которой Ромул убил своего брата Рема за то, что тот перепрыгнул через проведенную плугом границу будущего поселения.

Русская Правда к моменту своего создания уже переросла подобные крайности и обеспечивала первоочередной защитой реальные интересы собственника. Самовольное перепахивание или перенос межи, даже если они произведены на основе реального или мнимого права, без соответствующего решения суда или должностного лица, наказывалось достаточно серьезным штрафом в пользу потерпевшего (1 гривна равнялась 46,79 грамма чистого серебра, следовательно, 12 гривен составляли 561,48 грамма серебра).

Пространная редакция Русской Правды дополняет указанную выше норму новыми положениями о "раззнаменовании борти". "Аже разнаменает борть, то 12 гривен"1. То есть если кто-либо уничтожит метку (знамя) собственника на борти (дуплистом дереве, населенном пчелиным роем), наказанием будет являться штраф в пользу собственника. Следует отметить, что указанные нормы являются скорее административными, нежели уголовно-правовыми, так как с уплатой пени за нарушенное право и восстановлением первоначального положения правоотношение считалось исчерпанным без уплаты виновным "продажи", то есть штрафа в княжескую казну, который являлся чисто уголовной мерой наказания.

Еще одним примером самоуправных действий, ответственность за которые установлена и в Краткой, и в Пространной редакциях Русской Правды, можно считать случаи, когда кто-либо убивает вора (татя), пойманного на своем дворе либо у клети или хлева и продержанного до утра. В таких случаях Русская Правда обязывала доставлять такого вора на княжий двор. Русская Правда разрешала также убить такого вора на месте кражи. Но убийство вора, задержанного собственником имущества, на следующий день нарушало установленный порядок управления в древнерусском государстве и наказывалось штрафом в 12 гривен: "40. О татьбе. Аже убиють кого у клети или у которое татбы, то убиють во пса место; аже ли и додержать света, то вести на княжь двор; оже ли убиють людие связана видели, то платити в том 12 гривен"1.

Наиболее же приближенной нормой к современному пониманию ответственности за самоуправство являлась следующая статья Пространной редакции Русской Правды: "35. Аже кто познаеть свое, что будет погубил или украдено у него что и, или конь, или порт, или скотина, то не рцы и: се мое, но пойди на свод, где есть взял; сведитеся, кто будет виноват, на того татба снидеть, тогда он свое возметь, а что погибло будет с ним, то же ему начнет платити; аще будет коневым тать, выдати князю на поток; паки ли будет клетныи тать, то 3 гривны платити ему"2.

Здесь описан процесс отыскания недобросовестно приобретенной вещи. Если правомерность обладания какой-либо вещью оспаривалась другим лицом, то владелец вещи должен был идти на свод, и свод решал судьбу данной вещи. Если кто-либо нарушал данный установленный порядок, то он обязан был уплатить штраф.

Следующим этапом развития законодательства была Новгородская судная грамота, являющаяся одним из классических образцов средневекового законодательства, она содержала запрет на самоуправные действия: "Никому до суда силы над ним (виновным) не деять, а кто силу доспеет, иным тым его и обинить"3. Согласно данной норме любое насилие над лицом, подлежащим суду, до вынесения приговора является незаконным, а в случае если совершаются насильственные действия, даже правомерные, до вынесения судом решения, лицо, допустившее эти действия, считается виновным и подлежит ответственности за совершенное. Фактически указанная норма запрещает внесудебный порядок решения споров с помощью насилия и является одним из предшественников презумпции невиновности. Новгородская судная грамота не только устанавливала ответственность за самоуправство, но и специально оговаривала условие, при котором самоуправные действия считались правомерными, не влекущими за собой наступление наказания: "А кто кого утяжет в земле и судную грамоту (возьмет), ино ему ехать на свою землю по судной грамоте, да и володеть ему тою землею, а в том пени нет"1.

Закон Великого Новгорода разрешал после получения судебного решения о праве собственности на земельный участок самостоятельный захват отсуженной земли. При обычной процедуре передачи собственности необходимо было присутствие пристава, гарантирующего исполнение решения суда, а в рассматриваемом случае наличие самой грамоты с решением могло являться основанием для насильственного захвата спорного участка и обращения его в собственность стороны, выигравшей процесс, самоуправно, то есть своими силами, без участия представителя государственной власти.

Псковская судная грамота во многом схожа с Новгородской и вопросы землевладения решает на той же основе, но при этом имеет и существенные отличия. В частности, в ней регламентируется ответственность истца за самоуправное изъятие у ответчика спорных предметов до вынесения судом решения по существу дела: "А истец, приехав с приставом, а возьмет что за свои долг силою, не утяжет своего истца - ино быти ему у грабежу, а грабеж судить рублем, и исправное платить виновному"2.

Данной нормой преступным признавалось насильственное изъятие спорных предметов до суда в случае, если право собственности на них не будет доказано в ходе судебного разбирательства. В случае если спор решался в пользу противной стороны, действия истца признавались грабежом и ответственность за него наступала в виде штрафа в казну (судить рублем), возмещения либо возврата предмета и уплаты всех судебных пошлин и издержек в полном объеме (и исправное платит виновному).

Следует отметить, что Новгородская и Псковская судные грамоты впервые устанавливают уголовную, а не иную ответственность за самоуправство.

Именно средневековое законодательство княжеств Северо-Западной Руси впервые дает понятие самовольных действий и указывает обязательный признак самоуправства - насилие. В дальнейшем законодательство России будет развиваться в направлении укрепления феодальных отношений и упрочения вновь создаваемого централизованного государства - Московского княжества и Московского государства1.

Из законодательных актов XV-XVII веков интерес представляет Соборное уложение 1649 года. Статья 213 Уложения декларативно, не устанавливая никакой ответственности, предписывала защищать нарушенные права в судебном порядке - «..искати судом, а собою не управливатися». Тем же законодательным актом было запрещено самоуправство ратных людей, имевших право на покупку хлеба на льготных условиях. Принудительно эта норма должна была реализовываться с привлечением воеводы и приставов. Изъятие хлеба помимо этого порядка было наказуемым: «а будет кто имати хлебные запасы насильством, или дворы и огороды грабити,... то убытки правити вдвое» (ст.22 гл. VII Уложения 1649 г.)2.

В эпоху царствования Петра I также был принят ряд специфических актов, направленных на регулирование поведения военных - Воинские артикулы. Так, Воинский Устав 1716 г. наказывал «самовольство», т.е. любые действия, направленные на ограбление, совершаемые «без указу» (Арт. 178), «без позволения» (Арт. 104). Воспрещалось самовольное занятие квартир («сам собою не дерзать иную квартиру занимать или на имя другого подписывать» (Арт.84)); самоуправство в отношении хозяина квартиры и его людей, нанесение им убытков, а также несоблюдение правил поведения и поддержания чистоты в лагерях (Арт. 84-93). Грабеж «вне обоза ...без позволения и ведома начального» (Арт. 83, 93), а также нарушение установленных правил поведения в лагерях необходимо рассматривать как случаи самоуправства, поскольку законодатель четко определяет их как действия самовольные, без полученного разрешения, причиняющие ущерб гражданам: «Грабеж в статьях воинских... сливается с понятием самоуправства»1.

15 августа 1845 года Указом императора Николая I было утверждено Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, введенное в действие с 1 мая следующего года. По существу это был первый уголовный кодекс России, поскольку предшествующие законодательные источники объединяли, как правило, нормы многих отраслей права. В ст. 300 Уложения 1845 г. и в ст. 312 его поздней редакции 1857 года самоуправство было отнесено законодателем в главу 1 «О сопротивлении распоряжениям правительства и неповиновении установленным от оного властям», содержащуюся в разделе IV «О преступлениях и проступках против порядка управления».

Послереволюционное уголовное законодательство советской России последовательно относило самоуправство к преступлениям против порядка управления. Однако различные элементы состава этого деяния в разное время определялись законодателем по-разному:

В ст. 103 Уголовного кодекса РСФСР 1922 года2 законодатель определил самоуправство как «самовольное осуществление своего действительного или предполагаемого права, совершенное с нарушением такого же права другого лица». Подобная позиция законодателя в отношении к самоуправству представляется не вполне верной. На наш взгляд, в указанной диспозиции имеется недоработка, заключающаяся в ограничении самоуправства только случаями ненадлежащей реализации права, при которых происходит нарушение такого же права. Очевидно, что вполне возможны случаи, при которых нарушается право, не являющееся тождественным реализуемому (например, нарушается телесная неприкосновенность при реализации имущественного требования). Этот недостаток подвергся осуждению со стороны исследователей того времени. В.Д. Меньшагин резко критиковал подобную формулировку, называя ее «неправильной», предостерегал от заимствования из УК РСФСР статьи 103 «с отмеченными недостатками»1.

Законодатель не оставил без внимания ошибочность данной формулировки и при принятии УК РСФСР 1926 года2 норма о самоуправстве (ст. 90) была изложена в иной редакции: «самовольное, помимо установленной власти, осуществление кем-либо своего действительного или предполагаемого права, оспариваемого другим лицом». Однако и при конструировании этой диспозиции, на наш взгляд, законодатель был не вполне корректен - им указано, что при самоуправстве должно оспариваться само право виновного, однако представляется, что более правильным является подход, при котором оспариваться будет форма реализации этого права.

С принятием УК РСФСР 1960 года3 самоуправство (ст. 200) было сконструировано как материальный состав. Самоуправством стало признаваться «самовольное, с нарушением установленного законом порядка, осуществление своего действительного или предполагаемого права, причинившее существенный вред гражданам либо государственным или общественным организациям».

Законодатель определил, что самоуправными признаются действия, которые нарушают порядок осуществления права, который предусмотрен именно законом (но не иным нормативно-правовым актом).

Как видно, еще в то время последствия в составе самоуправства были указаны неопределенным термином, что предопределяло в каждом случае оценку существенности наступивших последствий.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

История развития законодательства о самоуправстве 6 Глава 2 Уголовно-правовая характеристика самоуправства iconИстория становления уголовной ответственности за угон транспорта 6
Уголовно-правовая характеристика угона по действующему уголовному законодательству России 18

История развития законодательства о самоуправстве 6 Глава 2 Уголовно-правовая характеристика самоуправства iconПрограмма по курсу «История отечественного государства и права» разработана...
Специализация: Государственно-правовая специализация, Гражданско-правовая специализация, Уголовно-правовая специализация, Отечественная...

История развития законодательства о самоуправстве 6 Глава 2 Уголовно-правовая характеристика самоуправства iconМетодические рекомендации по выявлению и расследованию преступлений,...
Уголовно-правовая характеристика преступлений, предусмотренных статьей 157 Уголовного кодекса Российской Федерации

История развития законодательства о самоуправстве 6 Глава 2 Уголовно-правовая характеристика самоуправства iconМетодические рекомендации по выявлению и расследованию преступлений,...
Уголовно-правовая характеристика преступлений, предусмотренных статьей 157 Уголовного кодекса Российской Федерации

История развития законодательства о самоуправстве 6 Глава 2 Уголовно-правовая характеристика самоуправства iconД. С. Блинов (глава 6), Д. Ю. Гончаров (глава 8), М. А. Горбатова...
Истоки и современное содержание уголовной политики в области здравоохранения: актуальные вопросы теории и практики

История развития законодательства о самоуправстве 6 Глава 2 Уголовно-правовая характеристика самоуправства iconУголовно-правовая характеристика
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования

История развития законодательства о самоуправстве 6 Глава 2 Уголовно-правовая характеристика самоуправства iconУголовно-правовая характеристика
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования

История развития законодательства о самоуправстве 6 Глава 2 Уголовно-правовая характеристика самоуправства iconПрограмма учебной дисциплины «История Российского уголовного законодательства...
Приступая к изучению история Российского уголовного законодательства и уголовно-правовой науки, студент должен обладать следующими...

История развития законодательства о самоуправстве 6 Глава 2 Уголовно-правовая характеристика самоуправства iconХулиганство: уголовно-правовая характеристика
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования

История развития законодательства о самоуправстве 6 Глава 2 Уголовно-правовая характеристика самоуправства iconР. Ф. Габидуллин «29» августа 2012 г
Специализации: Государственно-правовая, Адвокатская деятельность, Гражданско-правовая, Уголовно-правовая, Финансово-правовая

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Право





При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
p.120-bal.ru
Поиск