Уголовно-правовая характеристика







НазваниеУголовно-правовая характеристика
страница4/6
Дата публикации30.10.2017
Размер0.71 Mb.
ТипДокументы
p.120-bal.ru > Право > Документы
1   2   3   4   5   6



ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ КВАЛИФИКАЦИИ ФАЛЬШИВОМОНЕТНИЧЕСТВА
В последнее время присутствует определенная тенденция среди преступлений, связанных с фальшивомонетничеством, а если быть точнее, то становятся все более частыми случаи сбыта поддельных денежных купюр через банкоматы1. Происходит сбыт как качественных подделок, так и не особо качественных, доходит до того, что сбываются листы бумаги с нанесенными на них средствами защиты, которые опознают банкоматы по всей России, а также обыкновенные нарезки из различных денежных купюр. Тем не менее, во всех случаях алгоритм действий виновного достаточно примитивен: лицо, обычно используя банковскую карту, совершает пополнение лицевого счета через банкомат наличными средствами, в ходе чего, поддельная денежная купюра вставляется в купюроприемник банкомата, данный терминал распознает в подделке настоящую купюру, логическим завершением которого автоматически происходит пополнение банковского счета, после чего, данное лицо просто идет к другому банкомату, где производит вывод денежных средств и получает уже настоящую купюру.

В связи с тенденцией увеличения количества банкоматов по всей стране можно предположить, что число таких преступлений будет только увеличиваться, поскольку данный способ правонарушения имеет ряд преимуществ:

  • вовсе не нужно обманывать людей, большинство из которых способны отличить подделку от настоящей купюры различными средствами;

  • меньшая себестоимость изготовления одного экземпляра подделки, поскольку отпадает необходимость в дорогой полиграфии, красках или высококлассного умения рисования;

  • намного меньший риск быть привлеченным к ответственности в случае неудачи, т.к. человек может элементарно поднять тревогу или сообщить правоохранительным органам незамедлительно о таком правонарушении, в то же время банковский терминал просто не примет подделку.

Волженкин Б. В. говорит, что проблема определения границ между преступлениями фальшивомонетничества и мошенничества, при наличии факта сбыта фальсификата другим людям, в достаточной мере проработаны в теории и практике1.

Согласно правилу, выработанное практикой и доктриной, обозначенное в п. 3 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.1994 № 2 (ред. от 06.02.2007) «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг», установлено, что при проблеме установления состава правонарушения фальшивомонетничества у подозреваемого, в первую очередь надо определить факт фальсификации установить степень схожести с подлинными версиями данных фальшивок по различным критериям. Если обнаруживается факт очевидного расхождения фальсификата с подлинными купюрами и факт невозможности ее внедрения в хозяйственный оборот, то в таком случае можно утверждать о наличии умысла подозреваемого на грубый обман обособленного круга лиц, следовательно, вышеизложенные действия следует переквалифицировать в мошенничество.

Смотров С. А. объединил мнения исследователей, которые утверждают, что на сегодняшний день плохо проработана система, рассматривающие проблему сбыта фальшивок через банкоматы и терминалы1. Основным вопросом, который встает перед судами при рассмотрении уголовных дел о таких правонарушениях на сегодняшний день, является проблема квалификации данных преступлений как фальшивомонетничество, мошенничество или кражу.

Есть определенное правило, утвержденное в п. 2.1 указания Банка России от 26 декабря 2006 г. № 1778-У «О признаках платежеспособности и правилах обмена банкнот и монеты Банка России», который говорит нам о том, что если деформированная купюра имеет больше 55% от изначальной площади, то такие купюры можно обменивать на 100% чистые купюры по номиналу2. Именно данным пунктом в наше время пользуются правонарушители.

Таким образом, Петроградским районным судом г. Санкт-Петербурга 21 августа 2015 г. был осужден В., который был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 186 УК РФ. Было установлено, что В. разрезал несколько денежных купюр достоинством 5 тыс. руб. на множество частей. С помощью прозрачной липкой ленты из обрезков он склеил четыре поддельные купюры, каждая из которых не менее чем из 9 частей настоящих. Остатки подлинных денежных купюр он обменял в банке на новые, поскольку каждая из них сохранила более 55% от первоначальной площади, а собранные из обрезков купюр подделки В. реализовал платежный терминал, пополнив таким образом свой банковский счет. Подделки впоследствии были изъяты при инкассации терминала1.

На данном примере попробуем разобраться с обоснованность квалификации данных действий по ст. 186 УК РФ.

Первый пункт Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.1994 № 2 (ред. от 06.02.2007) «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг» разъясняет, что создание и сбыт фальсифицированных денег и ценных бумаг становится все более опасным с каждым днем ввиду становления в российском социуме рыночной экономики, тем самым дестабилизируя ситуацию с российской валютой и создавая проблемы потоку денежного обращения2.

Важно обозначить различия в понимании непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, в науке уголовного права.

Таким образом, Волженкин Б. В. считал, что «непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, является денежно-кредитная система»3. По мнению И. А. Клепицкого, непосредственным объектом данного преступления являются «финансовые отношения в части денежного обращения и оборота ценных бумаг»4. Лопашенко Н. А. выделяет объект данного правонарушения как «общественные отношения, основанные на принципе запрета заведомо криминальных форм поведения субъектов экономической деятельности1«. Русанов Г. А. считает, что объектом фальшивомонетничества являются «общественные отношения, обеспечивающие законный порядок обращения денег и ценных бумаг»2.

Не смотря на столь разнообразные варианты определения непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, существует и единое мнение, поддерживаемое судебной практикой, о том, что причинение вреда объекту возможно только в том случае, если поддельная купюра может использоваться и используется как средство платежа.

Неоспоримым фактом того, что в вышеприведенном примере склеенные из различных частей подлинных денежных купюр являются аппликациями, которые невозможно использовать в качестве средства платежа, являются статистические данные, указывающие на то, что присутствует практически стопроцентное выявление и изъятие таких подделок при инкассации банкоматов и платежных терминалов, поскольку практически любой человек способен в нормальных условиях отличить данные аппликации от настоящей купюры, ввиду существенных различий между ними.

Данный момент исключает возможность привлечения к уголовной ответственности за фальшивомонетничество лиц, использующих для совершения правонарушения настолько грубые подделки, поскольку при их дальнейшем использовании не причиняется вред объекту, охраняемый ст. 186 УК РФ.

В данном случае возникают еще дополнительные вопросы, связанные с квалификацией таких правонарушений, кому причиняется вред, при совершении пополнения банковского счета через банкомат и как этот самый вред причиняется?

Для ответа на данные вопросы необходимо определить, чем на самом деле является операция пополнения банковского счета наличными деньгами через банкомат.

Для анализа данной сферы вопроса, обратимся к законодателю, если быть точнее, то к ст. 3 Федеральному закону от 27.06.2011 № 161-ФЗ (ред. от 01.05.2017) «О национальной платежной системе». В нем утверждено, что «банкомат - автоматическое (без участия уполномоченного лица кредитной организации, или банковского платежного агента, или банковского платежного субагента) устройство для осуществления расчетов, обеспечивающее возможность выдачи и (или) приема наличных денежных средств, в том числе с использованием электронных средств платежа, и по передаче распоряжений кредитной организации об осуществлении перевода денежных средств»1.

Также необходимо определить алгоритм действий, при выполнении операции внесения денежных средств в банкомат:

  • помещение купюры в купюроприемник;

  • после помещения, номинал банкноты считывается банкоматом;

  • информация о внесении наличных денежных средств в автоматическом режиме поступает в банк;

  • в автоматическом режиме вносятся сведения о внесении данной банкноты в кассу банка;

  • в автоматическом режиме вносятся сведения о пополнении банковского счета клиента на эту сумму.

Однако при рассмотрении ситуации, когда в банкомат вносится грубая подделка, которую банкомат считал как за подлинную денежную купюру, как в приведенном выше примере, в таком случае, лицо пополняет свой банковский счет суммой за счет банка, в то же время банк на выходе получает ничего не стоящую подделку. Вследствие чего, можно смело сделать вывод о том, что банку причиняется непосредственный ущерб на определенную сумму, а значит данное правонарушение необходимо квалифицировать как хищение безналичных денежных средств, которые принадлежат банку. Остается открытым только вопрос о форме данного хищения.

Однако и тут необходимо обратиться к законодателю, поскольку этот нюанс учтен в п. 12 Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», который утверждает, что действия, непосредственно связанные с хищением безналичных денежных средств, необходимо квалифицировать как мошенничество1. Ввиду данного обстоятельства, вышеперечисленные действия не могут быть квалифицированы как кража.

Анализируя законодательство по вопросу о мошенничестве, мы видим, что законодатель дополнил специальными составами мошенничество - ст. ст. 159.1 – 159.6 Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ. Следовательно, возникает вопрос о том, следует ли квалифицировать вышеперечисленные деяния по общей норме о мошенничестве (ст. 159 УК РФ) или по одной из обособленных норм.

И все же законодателем подразумевается квалификация данных действий по ст. 159.6 УК РФ, которая устанавливает уголовную ответственность за « мошенничество в сфере компьютерной информации, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации либо иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей»2.

Такой вывод можно сделать исходя из того, что все иные нормы, предусматривающие ответственность за мошенничество подразумевают, что хищение чужого имущества происходит путем обмана человека. И только ст. 159.6 УК РФ подразумевает «обман» электронно-вычислительной техники, или специально запрограммированной программы.

Данная обособленная норма о мошенничестве подразумевает в качестве способа совершения этого правонарушения ввод цифровой или компьютерной информации. Чупрова А. Ю. совершенно верно подметила, что «под вводом такой информации при буквальном толковании статьи 159.6 УК РФ понимается привнесение новых последовательных электрических сигналов в систему хранения информации с помощью средств ввода: клавиатуры, мыши… камеры портативного гаджета или лазера и соответствующих программ считывания графической информации и т.д.»1.

При совершении данного преступления, умыслом виновного предполагаются следующие действия: после помещения поддельной банкноты в купюроприемник, которая имеет специальные признаки, распознаваемые именно банкоматом, информация, располагаемая на подделке, считывается специальными устройствами, которыми оснащен банкомат, и переформировывается в компьютерную информацию, которая отсылается на сервер банка. Банк, получив сигнал о том, что поступила «купюра» в банкомат, принимает автоматическое решение и пополнении банковского счета на эту сумму, которая считалась с подделки.

Предметом преступления в данной сфере являются безналичные денежные средства, данное правонарушение будет считаться оконченным с момента зачисления данных средств на банковский счет подозреваемого, который обманом или злоупотреблением доверия изъяло со счета потерпевшего или с момента зачисления этих средств на банковские счета других лиц, которые были переведены вследствие противоправных действий виновного1.

Совсем по-другому должны необходимо квалифицировать действия лица, если через банкомат сбывается подделка высокого качества. Данные подделки могут быть использованы как средства платежа и далеко не факт, что их выявят сотрудники банка после инкассации, вследствие чего, вышеупомянутые подделки могут оказаться в свободном денежном обороте. Это в первую очередь означает, что такой сбыт причиняет вред объекту преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, а занчит вышеперечисленные деяния необходимо квалифицировать как сбыт поддельных денег.

Несколько более трудно определяемой является квалификация такого деяния, как сбыт поддельной купюры, которая визуально очень схожа с подлинными купюрами, но при этом достаточно легко определяется факт подделки специальными устройствами банкомата.

Предполагается, что вышеизложенная купюра имеет свойства, которые позволяют ей быть средством платежа, ведь наличные деньги используются именно среди людей, а автоматизированные или отдаленные операции все же происходят в безналичном варианте. Таким образом, напрашивается вывод о том, что главным качеством поддельных денег, которое позволяет отнести их к высококачественным подделкам, является возможность принятия их как подлинных именно человеком.

Следующим моментом, который необходимо прояснить, является проблема отграничения фальшивомонетничества от мошенничества.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17.04.2001 № 1 «О внесении изменений и дополнений в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 апреля 1994 г. № 2 «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег и ценных бумаг» утверждается, что «состав преступления образует как частичная подделка с целю сбыта денежных купюр или ценных бумаг (переделка номинала подлинного денежного знака, подделка номера, серии облигации и других реквизитов денег и ценных бумаг), так и изготовление полностью поддельных денег и ценных бумаг»1.

Относительно до недавнего времени основополагающей целью фальшивомонетчиков было очень точное (при определенной технологии) воссоздание полной подделки с целью сбыта денежных билетов Банка России с максимальной визуальной составляющей и тактильно определяемой специализированных признаков защиты. В отношении данных подделок в вышеуказанном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ отмечено, что «при решении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях лица состава преступления, предусмотренного ст. 186 УК РФ, необходимо установить, являются ли денежные купюры, монеты или ценные бумаги поддельными и имеют ли они существенное сходство по форме, размеру, цвету и другим основным реквизитам с находящимися в обращении подлинными денежными знаками или ценными бумагами. <…> В тех случаях, когда явное несоответствие фальшивой купюры подлинной, исключающее ее участие в денежном обращении, а также иные обстоятельства дела свидетельствуют о направленности умысла виновного грубый обман ограниченного числа лиц, такие действия могут быть квалифицированы как мошенничество»2.

Законодатель не дает четких критериев по поводу «определения поддельности», «существенности сходства» и «явного несоответствия». Данная ситуация в законодательстве порождает такие ситуации, когда одно конкретное лицо в состоянии отличить подделку от денежного билета Банка России, а другой не может этого сделать.

В связи с распространением банкоматов и платежных терминалов по всей стране, преступники стали квалифицироваться в большинстве своем на создании подделки, обладающим только машиночитаемыми защитными признаками.

В октябре 2013 года на территории Санкт-Петербурга, Москвы и ряда других городов, при инкассации платежных терминалов и банкоматов, в большом количестве стали обнаруживать «денежные билеты» с грубыми ошибками: «рублей», «дублей», «рысячей», «бублей», «билет банка ооосии», «ррблей» и др. Все они имели существенное (зачатую - полное) визуальное отличие от подлинных денежных билетов Банка России достоинством 1000 и 5000 рублей, но считывающими узлами устройств воспринимались как подлинные денежные знаки соответствующего номинала. М. Дарешин, начальник управления по развитию систем самообслуживания «Альфа-банка», отметил, что «были фальшивки разного качества: как высококлассные подделки, так и совершенно не похожие на деньги «фантики», оснащенные машиночитаемыми признаками, которые и вводили в заблуждение банкоматы»1.

Обобщая все вышесказанное, мы имеем определенное противоречие, касательно ситуации сбыта денежных билетов через банкоматы и платежные терминалы. Одна грань нам иллюстрирует, что «явное несоответствие фальшивой купюры подлинной, исключающее ее участие в денежном обращении, а также иные обстоятельства дела свидетельствуют о направленности умысла виновного на грубый обман ограниченного числа лиц, такие действия могут быть квалифицированы как мошенничество»1. Другая же грань нам показывает, что при передаче купюры лицом в банкомат или терминал, то он (лицо) никого не вводит в заблуждение путем обмана или злоупотреблением доверия. Просто потому что нельзя ввести в заблуждение запрограммированную машину, вследствие чего, отпадает главный фактор квалифицирующего признака мошенничества.

В связи с вышеперечисленными фактами, можно смело утверждать, что законодателю России необходимо установить и ограничить перечень четких критериев, которые позволят в дальнейшем без лишних колебаний определять умысел при изготовлении «денежных билетов» на «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием»2 или на «изготовление в целях сбыта поддельных банковских билетов Центрального банка Российской Федерации»3.

При анализе работы Смотрова С.А. можно выделить некоторые критерии, выделенные при экспертном исследовании, которые позволяют установить умысел на изготовление поддельного банковского билета (ст. 186 УК РФ).

1. Для денежных билетов, изображения лицевой и оборотной сторон которых полностью визуально соответствуют изображениям лицевой и оборотной сторон подлинного денежного билета соответствующего достоинства:

  • размеры сторон «денежного билета» не должны отличаться от подлинного денежного билета соответствующего номинала более чем на +/- 10 мм, так как при большей разнице в размерах различие надежно определяется визуально;

  • воспроизведены с различной точностью один или несколько специальных признаков защиты, определяемых визуально и тактильно (на данных «денежных билетах» также могут быть воспроизведены машиночитаемые специальные признаки защиты);

  • условная поверхностная плотность бумаги (бумага + красящее вещество + проклейка) менее 80 гр2.

В связи с тем, что определить плотность бумаги, на которой имеется изображение «денежного билета», без применения деструктивных методов исследования не представляется возможным, условная поверхностная плотность определяется по формуле: вес документа в граммах разделить на площадь документа в м2. Данный критерий обусловлен тем, что при поверхностной плотности бумаги менее 80 гр2 разница между денежным билетом, изготовленным ФГУП «Гознак», и поддельным денежным билетом является существенной.

2. Для денежных билетов, изображения лицевой и оборотной сторон которых имеют визуальные отличия от изображений лицевой и оборотной сторон подлинного денежного билета соответствующего достоинства:

- размеры сторон «денежного билета» не должны отличаться от подлинного денежного билета соответствующего номинала более чем на +/- 10 мм;

- условная поверхностная плотность бумаги (бумага + красящее вещество + проклейка) менее 80 гр2;

- воспроизведено с различной точностью не менее трех машиночитаемых специальных признаков защиты (на данных «денежных билетах» также могут быть воспроизведены специальные признаки защиты, проверяемые визуально или тактильно)1.

Последний из указанных критериев обусловлен тем, что устройства для приема денежных билетов проверяют не менее трех таких признаков.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что при обнаружении совокупности вышеперечисленных критериев позволит определить, что умысел противоправного деяния направлен на «изготовление в целях сбыта поддельных банковских билетов Центрального банка Российской Федерации»2. А отсутствие совокупности данных признаков – на наличие умысла на «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием»3.

Учитывая то, что борьба с фальшивомонетничеством всегда являлась одной из приоритетных задач в деле обеспечения экономической безопасности страны, закрепление на уровне постановления Пленума Верховного Суда РФ предлагаемых нами объективных критериев установления умысла при изготовлении поддельных денежных билетов позволит конкретизировать один из квалифицирующих признаков данного состава преступления.
1   2   3   4   5   6

Похожие:

Уголовно-правовая характеристика iconМетодические рекомендации по выявлению и расследованию преступлений,...
Уголовно-правовая характеристика преступлений, предусмотренных статьей 157 Уголовного кодекса Российской Федерации

Уголовно-правовая характеристика iconМетодические рекомендации по выявлению и расследованию преступлений,...
Уголовно-правовая характеристика преступлений, предусмотренных статьей 157 Уголовного кодекса Российской Федерации

Уголовно-правовая характеристика iconУголовно-правовая характеристика
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования

Уголовно-правовая характеристика iconХулиганство: уголовно-правовая характеристика
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования

Уголовно-правовая характеристика iconР. Ф. Габидуллин «29» августа 2012 г
Специализации: Государственно-правовая, Адвокатская деятельность, Гражданско-правовая, Уголовно-правовая, Финансово-правовая

Уголовно-правовая характеристика iconИстория становления уголовной ответственности за угон транспорта 6
Уголовно-правовая характеристика угона по действующему уголовному законодательству России 18

Уголовно-правовая характеристика iconИстория развития законодательства о самоуправстве 6 Глава 2 Уголовно-правовая...
Труды Санкт-Петербургского юридического института генеральной прокуратуры Российской Федерации. № Спб., 2010. С. 60 – 64 14

Уголовно-правовая характеристика iconУголовно-правовая и криминологическая характеристика хищений транспортных...
Работа выполнена на кафедре уголовного права и процесса Елецкого государственного университета им. И. А. Бунина

Уголовно-правовая характеристика iconУголовно-правовая характеристика контрабанды, предусмотренной ст.
Диссертация выполнена на кафедре уголовного права Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального...

Уголовно-правовая характеристика iconМетодические рекомендации по осуществлению прокурорского надзора...
Уголовно-правовая характеристика преступлений в сфере компьютерной информации

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Право





При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
p.120-bal.ru
Поиск