Социальные практики российской коррупции







Скачать 267.14 Kb.
НазваниеСоциальные практики российской коррупции
страница1/5
Дата публикации30.10.2017
Размер267.14 Kb.
ТипДокументы
p.120-bal.ru > Право > Документы
  1   2   3   4   5
Римский Владимир Львович,

заведующий отделом социологии Регионального общественного фонда «Информатика для демократии» (Фонда ИНДЕМ), г. Москва. Тел. моб.: 8 916 028 0399. E-mail: rim@indem.ru или vlrim@yandex.ru

Rimskiy Vladimir Lvovich,

Head of Sociology Department of Regional Public Foundation "Computer Science for Democracy" (INDEM Foundation), Moscow. Mobile phone: 8 916 028 0399. E-mail: rim@indem.ru или vlrim@yandex.ru.

Социальные практики российской коррупции



Аннотация: Рассмотрение коррупции как социального явления позволяет понять и объяснить реальные социальные практики, относимые в массовом и экспертном сознании к коррупции. В статье описывается понимание коррупции, обоснованное результатами социологических исследований и наиболее адекватное, по мнению автора, для современной России. Представлены также такие общественно опасные проявления коррупции, как взяточничество, институциональная коррупция и коррупционные сети. Обосновывается, что предлагаемый подход к пониманию коррупции способствует выработке методов реального снижения её уровня, что оказывается невозможным реализовать в рамках криминологического понимания коррупции как преступления отдельных должностных лиц и взаимодействующих с ними граждан.

Ключевые слова: коррупция, взяточничество, коррупционная сеть, социальное явление.

Abstract: Consideration of corruption as a social phenomenon allows us to understand and explain the real social practices attributable to corruption in mass and expert consciousness. This paper describes the understanding of corruption, founded on results of sociological research and the most adequate, according to the author, for modern Russia. Also presented such socially dangerous forms of corruption such as bribery, corruption and institutional corruption networks. It is proved that the proposed approach to understanding corruption contributes to the development of methods of real decline in its level, that it is impossible to realize within the criminological understanding of corruption as a crime of individual officials and citizens interacting with them.

Key words: corruption, bribery, corruption network, social phenomenon.


Понимание коррупции


Коррупция – это довольно сложное и неоднозначно понимаемое понятие. Оно описывает социальное явление, которое развивается во времени, имеет исторический характер, существенно зависит от социальных условий и традиций той или иной страны. В силу сложности и неоднозначности понимания коррупции крайне редко какие-то действия граждан или должностных лиц могут однозначно квалифицироваться как коррупционные. Чаще всего, при оценивании таких действий могут обнаруживаться свидетельства, как наличия, так и отсутствия коррупции в них.

Примером может служить подарок пациента врачу государственного лечебного учреждения после осуществления им хирургической операции. Свидетельством того, что в этом действии нет коррупции, обычно является желание пациента просто отблагодарить врача за помощь в поддержании или сохранении своего здоровья, за проведённое лечение. Свидетельствами того, что в этом действии есть коррупция, могут являться высокая дороговизна подарка или то, что врач вынуждал пациента на такой подарок. Ещё более явными станут признаки коррупции в этом действии, если вместо подарка пациент передал врачу деньги за осуществление хирургической операции, особенно, если эти деньги были переданы до начала этой операции.

В этом примере, как и в подавляющем большинстве изученных в социологических исследованиях случаях коррупции, для квалификации реально осуществляемыми гражданами и должностными лицами действий как коррупционных, классическое определение коррупции оказывается недостаточно конкретным. Как известно, в этом определении утверждается, что коррупция – это использование должностным лицом служебного положения в личных целях [Shleifer, Vishny 1993; Rose-Ackerman 2006]. В социологических исследованиях коррупции это определение, если и используется, то опосредованно, на его основе для предмета исследования осуществляется концептуализация понятия коррупции, позволяющая с помощью конкретных исследовательских методик достаточно определённо выявлять те или иные коррупционные практики и изучать их.

Но социологическими методами весьма сложно изучать коррупционные практики в силу их неформального характера и скрытности совершения действий. Во многом по этой причине в массовых социологических исследованиях, проводимых методом формализованного анкетного опроса, изучается только один вид коррупции – взяточничество. Причина в том, что взяточничество описано как преступление в Уголовном кодексе РФ и аналогичных правовых документах практически всех стран мира, оно в современной России очень распространено и потому может быть количественно оценено по ответам на вопросы анкет – респонденты всех социальных групп это социальное явление знают. Одним из примеров изучения взяточничества в количественных исследованиях коррупции являются анкетные опросы, проведённые Фондом ИНДЕМ в период с 2001 по 2010 годы включительно [Российская коррупция, 2013]. В исследованиях Фонда ИНДЕМ, как и в исследованиях других социологических коллективов, применялись и качественные методы изучения коррупции: фокус-группы с гражданами и предпринимателями, полуформализованные интервью с гражданами, предпринимателями, чиновниками и экспертами. Качественные исследовательские методы по своей природе не могут дать объективных количественных оценок, например, распространённости коррупции, как социального явления. Но эти методы ценны в социологических исследованиях тем, что нередко раскрывают малораспространённые и скрываемые преступниками способы совершения коррупционных действий, неизвестных поэтому не только большинству граждан, но и многим экспертам, даже должностным лицам органов власти. Поэтому качественными социологическими методами можно изучать не только взяточничество, но и другие формы коррупции, в частности, незаконное или противоречащее общественной морали использование должностных полномочий в личных или корпоративных целях, а также ситуации конфликтов интересов, когда должностные лица заинтересованы в реализации принимаемых ими решений, в противоречии с государственными и общественными, если должностное лицо находится на государственной службе, или в противоречии с корпоративными, если оно находится на службе в компании частного бизнеса. Но сложности и субъективизм исследователей в квалификациях социальных действий, как коррупционные, определяет невысокий уровень доверия результатам качественных социологических исследований коррупции в массовом сознании.

В количественных оценках коррупции естественным является доминирование анализа взяточничества Ведь в отличие от многих других форм коррупции по ответам респондентов на специально подобранные вопросы анкет взяточничество может быть сравнительно несложно оценено по частоте и объёмам вовлечённых в него денежных средств. Но такое положение приводит к тому, что в массовом сознании коррупция нередко ассоциируется почти исключительно со взяточничеством. И более сложные, более скрытые от внешнего наблюдения способы совершения коррупционных действий не получают понимания, адекватного их социальной значимости и опасности, ни у граждан, ни у представителей частных бизнесов и органов власти. А ведь в современных российских условиях граждане и предприниматели нередко только с помощью коррупции могут решать свои проблемы, во многих случаях созданные им нормами законодательства и их правоприменением органами власти. Когда такие способы решений проблем применяются относительно массово, сами эти способы нередко перестают оцениваться как коррупционные и теми, кто их применяет, и теми, кто об их использовании узнаёт. Более того, многие граждане, предприниматели и чиновники по вполне рациональным причинам, а именно – ради выгоды для себя, поддерживают замену некоррупционных и законных способов решений проблем коррупционными, основанными на неформальных нормах и правилах взаимодействий граждан и предпринимателей с должностными лицами органов власти, а последних – между собой, со своими начальниками и представителями других ведомств, в услугах которых они заинтересованы. Во многих случаях коррупция во взаимоотношениях граждан с государственными служащими поддерживается не только стимулами повышения материального благосостояния представителей органов власти, но и получаемым ими моральным удовлетворением от подтверждения своего более высокого социального статуса в отношении граждан и предпринимателей [Римский, 2008, с. 66].

Такое положение способствует легализации коррупции в сознании многих граждан и предпринимателей как способов решений проблем, а в сознании чиновников – как способов получения дополнительных неформальных доходов, а иногда и как способов решений проблем с другими чиновниками. Легализация коррупции способствует оправданию совершения коррупционных действий всеми категориями их участников через распространение в массовом и даже профессиональном сознании государственных служащих и некоторых других социальных групп представлений о пользе и необходимости коррупции в российском социуме. Такими, например, являются представления о том, что с помощью коррупционных действий можно «исправить» несправедливость законов и правоприменения их норм, повысить уровень мотивации чиновников решать проблемы граждан и предпринимателей, поддерживать реализацию коллективных интересов и даже добиваться справедливости в решениях органов исполнительной власти и в судебных разбирательствах.

Неадекватность такой легализации и оправдания коррупции в том, что таким образом не поддерживаются, теряют значимость в массовом и профессиональном сознании представления о необходимости для органов власти служить общественным и государственным интересам, а гражданам, предпринимателям и чиновникам – подчиняться универсальным нормам закона. В результате в современной России практически никакие социальные группы не следуют нормам законов в своих практиках, они используют те из этих норм, которые им выгодны, нередко стремятся нарушать нормы законов, избегая наказаний за это, в частности, совершать коррупционные действия, но не попадать за это под преследования правоохранительных органов.

Конкретная квалификация тех или иных действий должностных лиц как коррупционных относится к компетенции правоохранительных органов и судов, а потому не является и не может являться предметом социологических исследований. Но предметом социологических исследований может и должна становиться коррупция как социальное явление, а не только как преступные действия отдельных должностных лиц, граждан или предпринимателей, как это происходит при криминологическом подходе к изучению коррупции. Ведь криминологический подход предполагает, что коррупция является всегда отклонением от социальной нормы, проявление личных негативных качеств отдельных должностных лиц, тех, кто берёт или дает взятки, например. В рамках криминологического подхода по этой причине коррупция не может быть признана широко распространённой, нормой, пусть и ситуативной, используемой в ситуациях, где предполагается использование коррупционных действий. И потому такой подход к изучению коррупции препятствует противодействию ей как социальному явлению, направляет это противодействие исключительно на выявление и наказание отдельных коррупционеров. Ведь криминология занимается изучением исключительно преступлений и преступности.

Социологический подход к изучению коррупции предполагает анализ её социальных причин, социальной среды и неформальных социальных институтов, способствующих совершению коррупционных действий, не только отдельных преступлений, но их совокупностей, не только личностей отдельных преступников, но и их социальных окружений и т.п. В результате в социологических исследованиях становится возможным выявить критерии и признаки коррупционных действий и событий, которые признаются таковыми экспертами, специалистами, гражданами, предпринимателями, вообще представителями различных социальных групп, которые становятся участниками социологических исследований. Эти критерии и признаки коррупции могут быть не только юридическими, но и экономическими, социальными, моральными, политическими и иными, которыми реально руководствуются в своих практиках различные индивиды.

Выявляемые в социологических исследованиях критерии и признаки коррупции не всегда сводятся к нормам уголовного кодекса или к положениям классического определения коррупции, как использования должностным лицом служебных полномочий и служебного положения в личных целях. В получаемых в социологических исследованиях критериях и признаках коррупции нередко используются и нормы морали, нравственности, этики, понимания справедливости и несправедливости, несоответствия декларируемых направлений деятельности органов власти их реальным последствиям и т.п. Например, социологические исследования в России показывают, что коррупция нередко воспринимается как несправедливость теми категориями граждан, которые по аскриптивным ограничениям не допущены к тем или иным видам коррупции, и потому не могут решать свои проблемы с её помощью. Аналогичное явление на примере Индии ещё в 1962 году описал Мирон Вейнер [Weiner 1962, p. 236]. Для таких граждан коррупция плоха, когда её используют другие, незнакомые им граждане, не входящие в круг их родственников или близких знакомых, но они сами при попадании на те же должности, скорее всего, совершали бы те же коррупционные действия, что и должностные лица, которыми эти граждане недовольны.

Социологические исследования показывают, что для адекватной квалификации коррупции в её понимание необходимо включать, в частности, представления о том, что деятельность органов власти, которая была реальной и допустимой в прошлые столетия и десятилетия, в настоящий период должна признаваться недопустимой, а её проявления коррупционными. Например, ещё в середине XIX века в большинстве стран Европы государственные должности использовались как объекты частной собственности, принося доходы тем, кто их занимает, от населения [Scott 1969, p. 316]. В современной ситуации именно такие способы осуществления должностных полномочий в органах власти должны оцениваться как коррупционные, потому что чиновники должны служить обществу и государству, а не реализовывать свои личные интересы или интересы своих семей. Кроме того, в настоящий период коррупционными следует считать действия органов власти, способствующих нарушениям прав и свобод граждан при декларациях их соблюдения.

Наиболее адекватным российским условиям, по-видимому, является признание коррупционными любых действий, нарушающих нормальное, нормативное регулирование и развитие той или иной отрасли, сферы деятельности, региона и страны в целом посредством использования публичных возможностей для реализации личных или корпоративных интересов в ущерб общественным [Римский, 2004, с. 71]. При этом интересы не обязательно должны быть материальными, они могут быть и нематериальными, когда действия производятся в соответствии с какими-то идеями или по идеологическим мотивам, например. Нормальным, нормативным регулированием и развитием той или иной сферы деятельности и страны в целом можно считать такое, которое к настоящему периоду зафиксировано в действующих международных документах и соглашениях, планах и программах развития нашей страны, её отдельных отраслей и регионов, в Конституции РФ и принятых на её основе законах и других нормативно-правовых актах [там же, с. 71].

Коррупцией поэтому следует считать осуществляемое любыми способами и при любых условиях извлечение выгоды в корыстных целях из своего социального статуса или положения в системе государственной власти, в частном бизнесе, в некоммерческой или общественной сфере. Коррупцией в этом смысле следует признавать не только незаконные, но и неэтичные и аморальные действия, а также действия, признаваемые в нашем обществе несправедливыми. Безусловно, юридически наказуемыми могут являться только действия, нарушающие нормы закона, но коррупция ими не исчерпывается: возможность юридической квалификации коррупционных действий не должна быть единственным её признаком [там же, с. 71].

К коррупции в соответствии с прямым смыслом этого понятия, кроме того, следует относить любые действия, способствующие разложению государственной власти и системы государственного управления, способствующие разрушению процедур функционирования органов власти в общественных и государственных интересах при формировании и укреплении процедур их функционирования в личных или корпоративных интересах, а также в интересах очень узких социальных групп и т.п. [там же, с. 71]
  1   2   3   4   5

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Социальные практики российской коррупции iconМодуль Социальная структура и духовная сфера жизни общества
Элементы социальной структуры: индивиды, социальные статусы и роли, социальные институты, социальная организация, социальный контроль....

Социальные практики российской коррупции iconПамятка по противодействию коррупции федеральным законом Российской...
Российской Федерации от 25 декабря 2008 г. №273-фз «О противодействии коррупции» устанавливаются основные принципы противодействия...

Социальные практики российской коррупции iconЖенщины Франции в межвоенный период: культурные представления и социальные практики
«Женщины Франции в межвоенный период: культурные представления и социальные практики»

Социальные практики российской коррупции iconПравительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное...
Проблема коррупции – одна из самых животрепещущих проблем российской и зарубежной политико-правовой практики. Поэтому неугасающий...

Социальные практики российской коррупции iconПрограмма международной конференции
Практики противодействия коррупции. Основные направления антикоррупционной работы в сфере

Социальные практики российской коррупции iconМетодические рекомендации по разработке и принятию организациями...
Указа Президента Российской Федерации от 2 апреля 2013 г. N 309 "О мерах по реализации отдельных положений Федерального закона "О...

Социальные практики российской коррупции iconОбщественная Палата Российской Федерации. Горячая линия по предположительным...
За время горячей линии так же поступил ряд звонков по иным направлениям, в которых заявители указывали на предполагаемые факты коррупции....

Социальные практики российской коррупции iconМетодические рекомендации по разработке и принятию организациями...
Указа Президента Российской Федерации от 2 апреля 2013 г. N 309 "О мерах по реализации отдельных положений Федерального закона "О...

Социальные практики российской коррупции iconЗакон «О противодействии коррупции» 1 Закон «О лоббировании»
Уровень коррупции в Российской Федерации и некоторые антикоррупционные приоритеты

Социальные практики российской коррупции iconРоссийская федерация федеральный закон о противодействии коррупции
Настоящим Федеральным законом устанавливаются основные принципы противодействия коррупции, правовые и организационные основы предупреждения...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Право





При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
p.120-bal.ru
Поиск