"Правовые проблемы противодействия коррупции"







Скачать 268.91 Kb.
Название"Правовые проблемы противодействия коррупции"
страница1/3
Дата публикации31.01.2015
Размер268.91 Kb.
ТипДокументы
p.120-bal.ru > Право > Документы
  1   2   3



ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ
М.Ф. МУСАЕЛЯН, М.А. ХАТАЕВА
Мусаелян М.Ф., старший научный сотрудник ИЗиСП, кандидат юридических наук.
Хатаева М.А., старший научный сотрудник ИЗиСП, кандидат юридических наук.
Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ 2 ноября 2011 г. в рамках координации научного и учебно-методического обеспечения противодействия коррупции провел Международную научную конференцию на тему "Правовые проблемы противодействия коррупции".

В конференции приняли участие представители Администрации Президента РФ, иных федеральных органов исполнительной власти, различных звеньев судебной системы, общественных организаций, ведущие ученые и преподаватели в области права, социологии, психологии, политологии, экономики, философии как России, так и зарубежных стран (Казахстана, Армении, Украины, Таджикистана).

Открывая конференцию, директор Института член-корреспондент РАН, доктор юридических наук, профессор Т.Я. Хабриева отметила, что выбор темы конференции связан с необходимостью более эффективного обеспечения имплементации универсальных и региональных международно-правовых конвенций в сфере противодействия коррупции в нашу правовую систему, с возникающими проблемами при функционировании общеотраслевого законодательства Российской Федерации и системными сбоями в правоприменении.

Рассматривая правовые механизмы имплементации международных антикоррупционных конвенций в национальное законодательство, Т.Я. Хабриева обратила внимание на ключевое значение легального определения коррупции для развития национального законодательства и международного права. Она подчеркнула, что при законодательном определении категории "коррупция" необходимо ориентироваться на подходы, содержащиеся в международных правовых актах, в первую очередь в Конвенции ООН против коррупции, принятой Генеральной Ассамблеей 31 октября 2003 г. (далее - Конвенция ООН), в которой используется более широкая трактовка коррупции, а именно как корыстного служебного злоупотребления, не ограничивающая ее только подкупом государственных служащих.

Кроме того, было отмечено, что на национальном уровне подходы к определению коррупции различаются. В законодательстве Франции закреплено более 20 составов коррупционных правонарушений, в их числе составы, предусматривающие уголовную ответственность юридических лиц. В Великобритании с 1916 г. предусмотрена ответственность за коррупционные правонарушения, в настоящее время их количество увеличено. Законодательство устанавливает понятие коррупционно-направленного действия, при этом не давая его подробного описания. Шире понятие коррупции трактуется в законодательстве США: противоправные действия с участием не только физических, но и юридических лиц, а также публичных и частных структур как в самих штатах, так и за их пределами.

В законодательстве Испании под коррупцией понимается использование не только формально-юридических критериев, но и этических критериев честности, нейтральности, независимости, открытости, служения общественным интересам и т.д.

Сложность легального определения коррупции обусловлена многовариантностью ее современных проявлений. Социологические исследования свидетельствуют о качественном изменении явления коррупции, при котором спонтанное коррупционное поведение, носящее характер девиации, сменяется регулярными действиями, совершаемыми в соответствии с определенными правилами. Происходит так называемая институционализация коррупции, о которой свидетельствует закрепление коррупционных практик в организационно-устойчивых формах не только в публичной, но и в частной сфере.

Усиление тенденций к деперсонализации взаимодействия между субъектами коррупционных правонарушений выражается в активном развитии различных форм посредничества во взяточничестве, что способствует росту рынка коррупционных услуг.

Анализ проблемы реализации Конвенции ООН показывает, что важным условием такой реализации является обеспечение системного подхода к противодействию коррупции в публичной и частной сферах, предполагающего использование единых принципов борьбы с коррупцией в государственном и негосударственном секторах. К числу таковых относятся: публичность и прозрачность деятельности; недопущение конфликта интересов; контроль и ответственность лиц; сочетание правовых и неправовых инструментов, средств и др.

Единый подход к противодействию коррупции в публичной и частной сферах позволит более полно реализовать требования Конвенции ООН в целом, в том числе в вопросах публичных закупок и управления финансовыми средствами (ст. 9), участия общества в предупреждении коррупции (ст. 13), отмывания денежных средств (ст. 14) и др. Отмечено существование большого потенциала внедрения единого подхода к противодействию коррупции, прежде всего в России и других государствах Восточной Европы.

В антикоррупционных стратегиях всех государств основное внимание обращено на публичную сферу. Подходы к противодействию коррупции в частном секторе, предусмотренные ст. 12 Конвенции ООН, еще только формируются.

Во многих странах взят курс на криминализацию коррупции в частном секторе с выделением самостоятельных составов (Германия, США, Франция, Норвегия, Эстония и др.). В США и Великобритании после принятия соответственно Закона Сарбанса - Оксли 2002 г. и Закона о взяточничестве 2010 г. наблюдается тенденция усиления государственного вмешательства в частный сектор в целях предотвращения коррупции.

Новеллой английского законодательства является норма об ответственности юридических лиц за непредотвращение взяточничества, совершенного от имени компании связанными с ними лицами (менеджерами, работниками, агентами, посредниками, консультантами и иными лицами). Названная норма вызвала необходимость разработки на правительственном уровне разъяснений по ее применению. Одним из таких актов стало изданное Министерством юстиции Великобритании Руководство по мерам воздействия, которые могут применяться компаниями с целью предотвращения взяточничества в отношении связанных с ними лиц. Представляется, что тенденция усиления вмешательства в частный сектор в целях противодействия коррупции будет продолжена и в скором времени появятся новые решения проблемы коррупции в указанной сфере.

К числу наиболее сложных относится и вопрос имплементации ст. 14 Конвенции ООН, посвященной мерам по предупреждению отмывания денежных средств, полученных преступных путем. В 2011 г. ИЗиСП провел для Федеральной службы по финансовому мониторингу России контент-анализ законодательства государств Евразийской группы (России, Китайской Народной Республики, Республики Индии, Республики Казахстан, Республики Кыргызстан, Республики Таджикистан, Республики Туркменистан и Республики Узбекистан) в сфере противодействия отмыванию денег и финансирования терроризма. Были выявлены многие коррупциогенные факторы системного характера, вызванные несовершенством национальных систем законодательства, прежде всего нормативных правовых актов.

На основе проведенного анализа ИЗиСП была разработана специальная Методика антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов государств - членов Евразийской группы, позволяющая выявлять факторы, которые способствуют отмыванию денежных средств, полученных преступным путем. Такие методики могут внести существенный вклад в имплементацию ст. 14 Конвенции ООН, поэтому работа над их созданием должна быть продолжена и расширена.

Проблемным для многих государств остается вопрос имплементации ст. 20 Конвенции ООН о незаконном обогащении, в соответствии с которой каждое государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать. Указанное положение может вступить в противоречие с конституционными положениями многих государств, закрепляющими презумпцию невиновности и право обвиняемых не свидетельствовать против самих себя, своего супруга (супруги), других близких родственников. В то же время следует отметить, что идет постоянное совершенствование законодательства и правоприменительной практики в этой сфере. Прорабатываются различные варианты совершенствования форм декларирования не только доходов, но и расходов чиновников.

Обязанность декларирования расходов установлена во многих странах. Подходы к выбору источников закрепления соответствующих норм различаются. Необходимость такого декларирования закрепляется на законодательном и подзаконном уровне, в актах, определяющих статус органов представительной власти, о государственной и муниципальной службе, затрагивающих вопросы налогообложения, финансового контроля; в кодексах поведения различных категорий должностных лиц; актах, определяющих меры противодействия коррупции. Примеры можно найти в законодательстве США, Великобритании, Бельгии, Италии, Финляндии, Канады и других государств. В то же время проблемными вопросами остаются: определение объектов декларирования; определение субъектов декларирования сведений о расходах (представляется излишним требование о декларировании расходов всеми без исключений государственными служащими, поскольку в таком случае осуществить полноценную проверку деклараций невозможно); обеспечение контроля за предоставлением сведений о расходах (могут привлекаться налоговые органы, органы финансового мониторинга, высшие органы финансового контроля и др.).

Статья 26 Конвенции ООН предусматривает введение института уголовной ответственности юридических лиц. Данный институт существует в законодательстве Австралии, Англии, Бельгии, Венгрии, Дании, Израиля и др. В ряде государств, в частности Германии, Испании и России, имплементация этого положения вступает в противоречие с действующими требованиями национального законодательства и традиционными уголовно-правовыми доктринами виновной ответственности. В Российской Федерации для введения уголовной ответственности юридических лиц необходим не только слом устоявшихся стереотипов, но и изменение концепции уголовного законодательства. Нуждается в решении вопрос определения физических лиц, действия которых будут обусловливать причастность юридического лица к коррупционному преступлению. При введении таких норм следует учесть возможные последствия для третьих лиц, в частности убытки для держателей акций, владельцев долей, в том числе миноритариев, не совершавших преступлений.

Вышесказанное объясняет позицию российского законодателя, который ограничился введением административной ответственности юридических лиц за коррупцию (ст. 19.28 КоАП РФ). Такой подход не вступает в противоречие с уголовно-правовой доктриной, обеспечивает большую оперативность привлечения к ответственности, позволяет дифференцировать правонарушения в зависимости от степени их опасности с большой вариативностью размеров административных наказаний.

Завершая доклад, Т.Я. Хабриева подчеркнула необходимость более широких сравнительно-правовых и междисциплинарных исследований проблем имплементации антикоррупционных конвенций в целях повышения эффективности международно-правовых и национально-правовых механизмов борьбы с коррупцией.

Первый заместитель Генерального прокурора РФ А.Э. Буксман отметил, что борьба с коррупцией эффективна только при комплексной системе воздействия, включающей законодательные, правоохранительные и судебные меры.

Выступающим были обозначены основные направления в сфере противодействия коррупции, в том числе: совершенствование отраслевого законодательства РФ; оптимизация института проведения независимой антикоррупционной экспертизы проектов федеральных законов; усиление контроля за соблюдением законодательства о государственных закупках; расширение полномочий органов прокуратуры РФ при проведении проверок деклараций о доходах, об имуществе и обязательств имущественного характера, предоставляемых государственными и муниципальными служащими; оптимизация функционирования комиссий по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов; совершенствование информационной составляющей противодействия коррупции, выражающееся в ведении правового механизма информирования судебными, правоохранительными и иными государственными органами комиссий по соблюдению требований к служебному поведению федеральных государственных служащих и урегулированию конфликта интересов о фактах нарушения требований к служебному поведению со стороны государственных служащих.

При рассмотрении вопросов присоединения Российской Федерации к Конвенции о гражданско-правовой ответственности за коррупцию, заключенной в г. Страсбурге 4 ноября 1999 г., и имплементации положений Конвенции ООН было выдвинуто предложение об установлении механизма гражданско-правовой ответственности должностных лиц, непосредственно совершивших коррупционные деяния, розыска и возврата имущества, полученного преступным путем и конфискованного в результате международного сотрудничества, в Российскую Федерацию.

Первый заместитель Министра юстиции РФ А.В. Федоров особое внимание уделил вопросам присоединения Российской Федерации к Конвенции по борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций, принятой в г. Стамбуле 21 ноября 1997 г. Конференцией полномочных представителей стран - членов ОЭСР (далее - Конвенция ОЭСР) и призванной обеспечить имплементацию в национальное законодательство стран - участниц положений Конвенции ОЭСР, а также содействовать развитию международного сотрудничества в сфере противодействия соответствующим коррупционным правонарушениям.

Присоединение Российской Федерации к Конвенции ОЭСР является одним из обязательных условий ее вступления в данную организацию. Присоединению должно предшествовать вступление России в Рабочую группу ОЭСР, при этом условием получения членства в Рабочей группе является приведение государством национального законодательства в соответствие с положениями Конвенции ОЭСР. В то же время названная Конвенция предусматривает достижение функциональной эквивалентности мер, принимаемых странами-участницами, в сфере наказания подкупа должностных лиц иностранных государств. При этом не требуется достижения единообразия или внесения изменений в основополагающие принципы национальных правовых систем.

В Российской Федерации проведена большая работа по приведению национального законодательства в соответствие с положениями Конвенции ОЭСР. Этим изменениям предшествовало широкое обсуждение вариантов обеспечения адекватности национального законодательства положениям Конвенции ОЭСР. Было принято решение о том, что в отношении физических лиц за подкуп иностранных должностных лиц будет установлена уголовная ответственность, а в отношении юридических лиц - административная.

Федеральным законом от 4 мая 2011 г. N 97-ФЗ УК РФ и КоАП РФ дополнены понятиями "иностранное должностное лицо", "должностное лицо международной организации", воспроизводящими соответствующие определения, используемые в Конвенции ООН (ст. 2). Кроме того, предусмотрено существенное усиление наказания в отношении физических и юридических лиц за подкуп иностранных должностных лиц (ст. 291 УК РФ и 19.28 КоАП РФ). Таким образом, реализованы требования Конвенции ОЭСР об установлении ответственности юридических лиц за подкуп иностранных юридических лиц и приняты меры по применению соразмерных штрафных санкций.

Изменения в российском законодательстве, связанные с реализацией положений Конвенции ОЭСР и присоединением к ней, по мнению выступавшего, несомненно, должны оказать положительное влияние на развитие экономических связей и предпринимательской деятельности, на дальнейшее формирование идеологии выгодности ведения честного бизнеса, способствовать повышению антикоррупционного рейтинга Российской Федерации.

Проводимые экспертами Рабочей группы анализ и оценка реализации положений Конвенции ОЭСР показывают, что Конвенцией и связанными с ней документами урегулированы далеко не все вопросы, решение которых требуется для активизации борьбы с коррупцией: дача и получение взятки частными лицами в сфере бизнеса; вымогательство взяток и вспомогательных платежей; содействие политическим партиям и кандидатам; использование офшорных финансовых учреждений; действия, блокирующие эффективное расследование случаев коррупции и судебное преследование виновных.

Положения Конвенции ОЭСР эффективно дополняют Конвенцию ООН и Конвенцию об уголовной ответственности за коррупцию, заключенную в г. Страсбурге 27 января 1999 г., а также направлены на усиление мер по борьбе с коррупцией, предпринимаемые в рамках различных международных организаций.

Заместитель директора Института психологии РАН член-корреспондент РАН, доктор психологических наук
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

\"Правовые проблемы противодействия коррупции\" iconАктуальные вопросы законодательного обеспечения противодействия коррупции
Рассмотрены проблемные вопросы противодействия коррупции в законотворчестве, социально-экономические аспекты коррупции и правовые...

\"Правовые проблемы противодействия коррупции\" iconПамятка по противодействию коррупции федеральным законом Российской...
Российской Федерации от 25 декабря 2008 г. №273-фз «О противодействии коррупции» устанавливаются основные принципы противодействия...

\"Правовые проблемы противодействия коррупции\" iconРоссийская федерация федеральный закон о противодействии коррупции
Настоящим Федеральным законом устанавливаются основные принципы противодействия коррупции, правовые и организационные основы предупреждения...

\"Правовые проблемы противодействия коррупции\" iconРоссийская федерация федеральный закон о противодействии коррупции
Настоящим Федеральным законом устанавливаются основные принципы противодействия коррупции, правовые и организационные основы предупреждения...

\"Правовые проблемы противодействия коррупции\" iconРоссийская федерация федеральный закон о противодействии коррупции
Настоящим Федеральным законом устанавливаются основные принципы противодействия коррупции, правовые и организационные основы предупреждения...

\"Правовые проблемы противодействия коррупции\" iconРоссийская федерация федеральный закон о противодействии коррупции
Настоящим Федеральным законом устанавливаются основные принципы противодействия коррупции, правовые и организационные основы предупреждения...

\"Правовые проблемы противодействия коррупции\" iconСовременные стандарты и технологии противодействия коррупции
Цирин А. М., заведующий отделом правовых проблем противодействия коррупции изиСП, кандидат юридических наук

\"Правовые проблемы противодействия коррупции\" iconПравовые и организационные основы противодействия коррупции в Российской Федерации

\"Правовые проблемы противодействия коррупции\" iconЛекция «Правовые и организационные основы противодействия коррупции в Российской Федерации»

\"Правовые проблемы противодействия коррупции\" iconПамятка для юридических лиц по вопросам противодействия коррупции
...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Право





При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
p.120-bal.ru
Поиск